форум и фотографии вход, регистрация

Последние посты

Архив

Страница 1 из 11
Модератор форума: ДжакомоГрелли 
Форум » Личные комнаты » Мельница » Сказка (правдивая история)
Сказка

ДжакомоГрелли   Офлайн

Бот 1.0

 

04 марта 2015 в 12:54   |   1

Сказка
(нервным просьба не читать, потому что главный герой здесь погибает)

В некотором царстве, в некотором государстве жила была Женя Васнецова – самая красивая, самая добрая, самая нежная девочка на свете. Но это история не о ней…

…Однажды на Ситкомию надвинулась грозная опасность. Страна Ситкомия состоит из отдельных небольших княжеств – ситкомов. Население каждого ситкома похоже по культуре, языку, традициям. Они дружат между собой. Это солнечная, веселая страна.
И вот на эту страну надвинулся беспощадный Философ, с ордами бешеных воинов.
Один за другим падали пред этими ордами ситкомы. Непокоренным остался только один – Папины Дочки. Свое название он получил от своих правительниц – пятерых прекрасных королев. Отец их, основав свое княжество, удалился странствовать на далекий Север, оставив бразды правления дочуркам.

То, что это княжество до сих пор не покорилось врагу, объясняется тем, что Папины Дочки находится в горах – неизмеримо выше остальных ситкомов. Но злобный Философ неудержимо продвигался по Ситкомии. Остановить его армию, казалось, было не под силу никому. И все же, все же остались еще герои. Все смелые и гордые личности собрались вместе на опушке леса. Собрались, чтобы партизанить. Их было шестеро…
Больше всего выделялся среди них Рагнос – огромный двухметровый воин с двуручным мечом и рогатым шлемом викинга-вестфольдинга. Неистовый воин, обладаюший огромной силой, он не захотел покориться Философу.

Второй человек, Срейзор, стоявший рядом с Рагносом, казался по сравнению с ним просто мальчишкой. Да он и был мальчишкой, просто немного повзрослевшим. Он не производил впечатления сильного бойца, но зато живость и ум Срейзора видны были за версту.

Третий партизан выглядел как настоящий герой: открытое смелое лицо, атлетическое телосложение, нунчаки за поясом. Всякий, кто смотрел на него, говорил: Это идеальный герой! Звали его Валтариус.

Следующим героем оказался непростой человек. Неброская внешность, мягкий взгляд серых глаз. Возрастом он казался не намного старше Срейзора. Но за этой неброской внешностью, за хрупким, немного рыхловатым телом таилась сталь. Всякий, кто взглянул бы в эти добрые серые глаза через пару секунд почувствовал бы, что этого человека нельзя подкупить, нельзя обмануть, нельзя напугать. Даже неистовый Рагнос, бывало, терялся, натолкнувшись на отточенный клинок спокойных серых глаз. Холодная голова, горячее сердце – это человек долга. Имя его Чекисто.

Пятый герой отличался пожалуй самой колоритной внешностью из всех. Это был настоящий испанский кабальеро. Отважное лицо, орлиный нос, волосы черные как смоль. Поверх одежды он носил черный панцирь-кирасу. На поясе – длинная боевая шпага, ширина клинка которой делала ее похожей на меч. Это был великий воин. Он прошел десятки больших сражений и сотни мелких стычек – и всегда выходил победителем. Его отличали дьявольская хитрость в военных делах, а также невероятное искусство владения оружием, из-за чего он выходил невредимым из любого рубилова. За эти качества его прозвали – ПанцерФокс.

Его считали самым великим воином современности. Впрочем, Рагнос иногда оспаривал мнение большинства.
Мозговым центром нашего отряда был странный парень с гуляющим, иногда отсутствующим взглядом. Но не ошибитесь – это не признак безумия. Наоборот – сила мысли этого парня были невероятны. Иногда, задумавшись, он прокусывал губу, и по уголку рта текла струйка крови. Незнакомые пугались, знакомые привыкли и не обращали внимания.
Таковы были наши герои, ушедшие в партизаны, чтобы остановить ужасного Философа и освободить родную Ситкомию от бешеных собак-оккупантов.

ДжакомоГрелли   Офлайн

Бот 1.0

 

05 марта 2015 в 11:45   |   2

Сказка
(продолжение)

…Таковы были партизаны, собравшиеся на опушке леса, чтобы обсудить план сопротивления.
Первым слово взял Чекисто: «Товарищи, давайте решать, что мы будем делать дальше. В открытом бою мы не сможем противостоять Философу и его бандам. Предлагаю уйти в партизаны, кто за?» Все подняли руки.
ПанцерФокс сказал задумчиво: « Я конечно за, но дело в том, что мы плохо знаем этот лес. Он раскинулся на территории каждого ситкома, но не подчиняется законам ни одного из них. Кто живет в этом лесу? Как они относятся к захватчикам? Как они отнесутся к нам? Тут не то, чтобы партизанить – самим бы не сгинуть». Рагнос фыркнул: «Кто не с нами, тот против нас. Изрубим в капусту!!!» Никто его не поддержал. Помолчали… Слово взял Валтариус: « По-моему очевидно, что наш единственный шанс – попасть в ситком Папины Дочки раньше Философа и собрать там армию. Насколько я знаю, это княжество, этот ситком считается непобедимым по сравнению с любым другим. «Да, это мудрое решение,» - поддержал его Срейзор, которому очень не хотелось шастать по лесам с непонятными перспективами. Ромб тоже кивнул головой.
«Кто за, товарищи?» - спросил Чекисто. Все подняли руки. «Остается решить, как мы попадем к Папиным Дочкам, - продолжил Чекисто, - есть три пути: по морю, по воздуху, и пешком через лес. Кто что думает?» «Я предлагаю море! – гаркнул Рагнос, - нет ничего лучше моря!» «Кто о чем , а лысый о расческе,» - пробормотал Валтариус. «Ты что-то сказал?» - прорычал, обернувшись к нему Рагнос. « Я сказал, - ничуть не смутившись ответил Валтариус, - что до моря нам идти не намного ближе, чем к Папиным Дочкам. К скалам со стороны моря корабль не сможет причалить – там нет удобной пристани. И причаливать нам не на чем – у нас нет корабля.» Рагнос раздул бешено ноздри, но возражать было нечего. «А я предлагаю по воздуху! Это же круче всего!» - предложил Срейзор. « У тебя есть самолет?» - осведомился у него ПанцерФокс. «Да нет, -смутился Срейзор, - я просто предложил.»
«Товарищи,- снова слово взял Чекисто, - я всех выслушал. По-моему единственный оставшийся выход – идти через лес». «Скажу более того…» - продолжил Чекисто странно изменившимся голосом. Щеки его порозовели. Товарищи с удивлением уставились на него. «…Скажу более того, - снова стальным голосом сказал Чекисто, - мне ночью снился сон… Ко мне пришла лучезарная Дева. Она сказала: Чекисто, все кто хочет спасти Ситкомию, все кто мечтает о мире – пусть идут лесом…»


«Вот и все,» - закончил Чекисто тихо. Все молчали, переваривая услышанное. Первым заржал Рагнос: « Ха-ха-ха, лучезарная Дева!... Хо-хо-хо – Дева мира!.. хи-хи-хи… ох-ох-ох не могу! Уморил!»
Чекисто внимательно слушал Рагноса. «Вы закончили, товарищ? – сказал он, когда Рагнос отсмеялся, - тогда приступим к голосованию: кто за?» Все подняли руки, даже Рагнос нехотя задрал свою лапу. «Тогда вперед!» - воскликнул Чекисто. Развернувшись, с ружьем на плече, он бодро зашагал прямо в чащу леса. Его товарищи последовали за ним.
…Долго ли, коротко ли они шли – неизвестно. Дороги не было. Идти приходилось по буеракам-буреломам. Вверху ветви деревьев настолько густо переплелись, что неба над головой почти не было видно. «Партизаны устали, товарищи теряют боевой дух, - с тревогой думал Чекисто, - надо что-то предпринять, но что?» «Давайте, что ли песню запоем, предложил он, - с песней и идти и жить веселее! Кто начнет?»
«Можно я! – выступил вперед Рагнос. – Больше всего викинги ценят умение сражаться. Только одно они ценят в мужчине больше – умение скальда слагать поэтические висы. А я – викинг не из последних!» «Давай, Рагнос!» - поддержали его товарищи. На ветке каркнул ворон. Рагнос посмотрел наверх, улыбнулся радостно, набрал в грудь воздуха и запел:
Я ворона вижу, он черным крылом
махнул и поднялся над белым орлом.
Я вижу, как в небо они поднялись,
как сыпались перья, как когти сплелись.

Орлиные крылья вороньих сильнее,
орлиные когти вороньих острее.
И падает ворон, орел одолел.
Он сел на скалу и победу воспел.

Но ворон оправился, взмыл на скалу,
и меткий удар он наносит орлу.
Ворона клюв –
викинга меч,
орлу он срубает
голову с плеч.

«Ну как, неплохо?!!!» - обернулся Рагнос к притихшим товарищам.
«Не плохо, милок, не плохо,» - проскрежетал старческий голос. Партизаны замерли. Рагнос и ПанцерФокс схватились за оружие. Чекисто выступил вперед.
В двух шагах от них стояла она…

ДжакомоГрелли   Офлайн

Бот 1.0

 

06 марта 2015 в 12:34   |   3

Сказка
(продолжение)

… Чекисто вышел вперед: «З-здравствуйте…бабушка». Старуха недовольно хмыкнула, не отводя горящего взора от лидера партизан. Под этим взглядом Чекисто начало мутить.

«Возьми себя в руки, тряпка!» - приказал он себе.
«Вы, наверное, Баба Яга?» - как можно непринужденнее спросил он. «Запомни, губастенький, в этом лесу никаких баб нет. Одни леди». - взгляд зловещей старухи немного смягчился. «Я – валькирия», - гордо заявила она, распрямляя горбатую спину.
«Валькирии – бессмертные девы-воительницы. Их посылает Вотан на поле битвы, чтобы забрать в Валгаллу самых смелых героев. Ты, амбал, должен хорошо о нас знать»,- обратилась старуха к Рагносу. Тот потрясенно кивнул головой.

«Ну вот и ладушки, - удовлетворенно крякнула старуха. – Итак, запомните: я – не Баба Яга, а Валькирия. Сокращенно – Лёка ». «А почему не Валя?» - хохотнул Срейзор. Лёка посмотрела на него тяжелым взглядом: «А таких как ты, я ем на завтрак», - сообщила она Срейзору. Срейзор непроизвольно схватился за руку Чекисто.
«Ну ладно вот и познакомились. Пойдемте, партизаны», насмешливо сказала Лёка.
«Куда?» - поинтересовался Чекисто, не доверяя до конца новой знакомой. « Как куда? Ко мне в избушку конечно», - дружелюбно ответила Лёка. « Лёка, а откуда Вы знаете, что мы партизаны?» - осведомился Чекисто.
«Я здесь все знаю».
Избушка Лёки оказалась неожиданно симпатичной. Деревянная, с высоким крыльцом и резными украшениями на окнах и двери. Во дворе гуляли черные кошки и вороны. Также там стояла ступа с надписью «Энди».

Оказавшись дома, Лёка превратилась в радушную хозяйку. «Заходите, гости дорогие», - с улыбкой в два оставшихся зуба, пропела она. Кроме Лёки в избушке оказалась еще одна хозяйка – высокая, холеная красотка, одетая во все черное. «Племяшка моя», - с гордостью представила ее Лёка. «Леди Вамп», - представилась девушка и улыбнулась. Луч солнца упал через окно на ее улыбку, осветив прекрасные белые зубы. Особенно выделялись четыре клыка, в два раза длиннее остальных зубов.
« И ведь родители дали нормальное красивое имя. А эта вертихвостка все бесовщиной бредит!» - посетовала Лёка. «Тетя, не будем об этом! - капризно протянула Леди Вамп, - давай лучше займемся нашими гостями. Скажите, вы не боитесь партизанить против Философа? Не боитесь, что он вас уничтожит?»
«А Вы не боитесь? – вопросом на вопрос ответил ПанцерФокс, - ведь вы здесь практически беззащитны. Что вы будете делать, когда орды Философа вторгнутся в лес?»
« Ничего не будем делать, - засмеялась Леди Вамп. Дело в том, что лес наш волшебный. Все, что находится в нем, может становиться невидимым для незваных гостей. Только те, кто приходит сюда с чистым сердцем, смогут увидеть обитателей леса, нашу избушку, Мельницу, корчму и так далее. Все остальные будут видеть просто деревья, или болото, или пустырь и пройдут мимо. Вы пришли с чистым сердцем. Именно потому вы смогли увидеть Лёку». « И именно потому остались целы», - добавила Леди Вамп после недолгого молчания.
«Скажите, Лёка, а ступа во дворе Ваша?» - спросил Валтариус. «Вы опять за свое? – угрожающе зашипела Лёка, - ступы у Баб Яг, а я – Валькирия, у меня флаер!»
«А я думал, что валькирии на крылатых конях летают. Или на собственных», -недоверчиво хмыкнул Рагнос. «Понимал бы что, - обиженно фыркнула Лёка, - посмотрела бы я как ты на коняшке по небу носился бы. Сверзился бы через минуту! А собственных крыльев, извини, нету – мы не ангелы! И вообще, ребята, не стоит переносить семантические коннотации фольклора в обычный мир. В таких случаях аберрации неизбежны». Герои помолчали, жалея, что несправедливо обидели Лёку.
«Скажите, Лёка…» - сказал Ромб. Партизаны вздрогнули.
«Скажите, Лёка, а почему Ваш флаер называется Энди?» « Это вы у племяшки спросите», - кивнула Лёка.
«Дело в том, что его нам подарил прохожий молодец, - жизнерадостно ответила Леди Вамп, - Звали его Андрей. Ну а я люблю Европу, вот и переделала его имя в Энди».
«Понятно», - задумчиво сказал Ромб и прикусил губу. По уголку рта побежала струйка крови. Ноздри Леди Вамп затрепетали…

Oz_The_Great_and_Powerful   Офлайн

Тыкается с коблухой

 

06 марта 2015 в 12:52   |   4

Странно но мне эта сказка пока совсем неинтересна.
Хотелось бы почитать другую сказку: о том как автор побывал в Москве 28-29 сентября 2013 года.
Приехал он на вокзал поездом Адлер - Москва в 7 часов 12 минут утра (это мы как бы знаем), в телефоне его вместо родной была лишь московская сим-карта.

Но что же было дальше?
Что автор делал эти 2 дня в Москве?
Где он побывал в эти дни?
Куда дел билеты на поезд и обратный поезд?
В какой гостинице проживал?
Всё это было бы очень интересно.

ДжакомоГрелли   Офлайн

Бот 1.0

 

06 марта 2015 в 13:09   |   5

Сказка была написана в 2010 году.

Oz_The_Great_and_Powerful   Офлайн

Тыкается с коблухой

 

06 марта 2015 в 21:47   |   6

Не удивлён тому, что автор ушёл от ответа - ведь на самом деле он не был в Москве в эти дни.

ДжакомоГрелли   Офлайн

Бот 1.0

 

06 марта 2015 в 22:45   |   7

Цитата Oz_The_Great_and_Powerful ()
Не удивлён тому, что автор ушёл от ответа - ведь на самом деле он не был в Москве в эти дни.

Был я. Специально выбрал выходной день именно по просьбе ози: чтобы день стрелки был выходным.
До этого я спрашивал адрес зала, где будет бой. в ответе мне было отказано и заявлено, что я должен сообщить, когда приезжаю. Я сообщил: и день, и время, и вокзал, и поезд и номер вагона. озя на стрелку не пришел. озю за это до сих пор дружески чморят на Куличках)))

Oz_The_Great_and_Powerful   Офлайн

Тыкается с коблухой

 

07 марта 2015 в 08:12   |   8

Был я.

Так я именно об ээтом и хотел прочитать сказку. Начиная с выхода из вагона - и до отбытия обратно. Сочиняй, петух, как это было, почему непостижимым образом у тебя не оказалось при себе ни одного доказательства уже в понедельник.
Т.е. билеты сразу выбросил, в Москве не фотографировался, все чеки тоже сразу в мусорку - всё по пунктам давай, жарь.

ДжакомоГрелли   Офлайн

Бот 1.0

 

07 марта 2015 в 10:32   |   9

Опущенный сережа волков, прекращай флудить в теме.

ДжакомоГрелли   Офлайн

Бот 1.0

 

07 марта 2015 в 11:00   |   10

Сказка
(продолжение)

У Чекисто было хобби. Вернее у него был дар, который он превратил в хобби. Чекисто любил наблюдать за людьми. Подмечать нюансы их жестикуляции, мелкие детали внешности, привычку говорить, вести себя в разных ситуациях. Напрасно преступник прятался бы от Чекисто в черных очках. Ему не помогли бы не только очки, но и парик с усами и бородой, или наоборот – стрижка наголо и сбривание растительности на лице. Как Шерлок Холмс в «Собаке Баскервилей», Чекисто умел, глядя на человека, мысленно дорисовывать ему усы и бороду, или наоборот убирать их. Менять ему прическу, отращивать или укорачивать волосы, красить их мысленно в разные цвета…
Лёка заинтересовала Чекисто сразу. Понаблюдав за ней некоторое время, он понял, что впервые попал в тупик. Лёка не вписывалась ни в какие рамки. Иногда Чекисто казалось, что ей минимум 90 лет, а иногда она выглядела лет на 30 моложе. Горб на спине Лёки то появлялся, то исчезал. Седые, нечесаные космы волос давали богатую пищу для размышлений. Чекисто мысленно разглаживал Лёке морщины, расчесывал волосы и красил их в разные цвета. Получалось занятно…
Да и в своей речи и поведении Лёка не была однозначным человеком. Иногда, это была классическая бабуля с соответствующим лексиконом: «милок, ох-хо-хонюшки, болезный, фулюган и т.п.». А бывало в Лёке проглядывал профессор университета. Всякие «аберрации», «пространственные континуумы», «фрустрация»…так и сыпались в ее речи.
Вот и сейчас: приготовив пирожки с повидлом и капустой, Лёка опять ( в который раз!) кинулась к своему компу.
«У вас валькирии, я смотрю, продвинуты в IT!» - не выдержав загадок, обратился Чекисто к Леди Вамп. «Тетушка – смотрящая в этом лесу, - объяснила племянница. - За любым листиком на дереве, за любой травинкой, за любым камешком может оказаться вэб-камера. Увидеть их не пытайтесь – не получится. Но знайте, что в лесу вы всегда под наблюдением».
Рагнос, умявший одну миску пирожков и взявшийся за другую, поперхнулся: «Это… а как же…если к примеру по нужде сходить?» - пролепетал он, и тут же густо покраснел.
«А не надо по нужде ходить где ни попадя, - объяснила не смутившаяся Леди Вамп, - для этого специальные кустики в лесу расставлены в виде полукруглых кабинок. Очень удобно». «А если просто за деревом?» - продрался сквозь свое смущение Рагнос. «А если за деревом – то может и током долбануть», - совершенно серьезно ответила Леди Вамп.
Оторвавшись от компа, Лёка взглянула на ошарашенных героев. «Ребята, что ж такая фрустрация то на лицах?» - спросила она весело. Промычав что-то неопределенное, мужчины удалились на улицу.
«Когда она говорит «фрустрация», у меня от страха мошонка сжимается», - пожаловался Рагнос Чекисто. Срейзор, Валтариус и даже ПанцерФокс согласно кивнули головами. Только Ромб, по обыкновению, стоял в задумчивости.
«Не бойтесь, товарищи, - бодро сказал Чекисто, - «фрустрация» означает не то, что вы подумали». «А что это означает?» - спросил въедливый Срейзор. «Видите ли…, - начал Чекисто, который не имел ни малейшего представления, что означает это слово, - видите ли, слово «фрустрация» - это…такое особое…абстрактное слово…Ну…что-то типа связки слов в предложении». «А-а, - обрадовался Рагнос, - что-то типа слов «ну» и «типа» ?»
«…Типа того, - согласился Чекисто, - только гораздо абстрактней».
Так бы и прошел этот день в спокойствии и весельи, если бы не досадный инцидент, случившийся вечером между Валтариусом и Рагносом.
Партизаны стояли во дворе, любуясь закатом и черными кошками. Чекисто ушел в избу разбираться в устройстве Лёкиного компа. Вот тогда и произошел этот спор. Начал его Рагнос. Пользуясь отсутствием Чекисто, он опять начал высмеивать сон их лидера о Лучезарной Деве. За Чекисто вступился Валтариус, сказав, что не только верит в этот сон, но верит также в то, что Лучезарная Дева мира существует на самом деле.
«Ха-ха-ха! – презрительно захохотал Рагнос, - все это сказки для сопливых романтиков!»
«Иди и скажи это Чекисто в лицо», - спокойно сказал Валтариус. Рагнос побагровел: «Я скажу это ему в лицо, и тебе в лицо Валтариус, романтический слюнтяй!»
«Эй, рогатая башка, выбирай выражения», - Валтариус встал с пенька во весь рост. «Что ты сказал?!!! – задохнулся от гнева Рагнос, - слышь, ты, зёма, фильтруй слова!» Он достал свой двуручный меч. «Ща я тебя на капусту пошинкую!» Валтариус мягко отпрыгнул на два шага назад и выхватил нунчаки. Смертоносный вихрь закрутился перед ним, не давая никакого шанса пройти сквозь него ни руке, ни оружию. Два героя стояли друг перед другом, готовые к убийству.
Вдруг, словно смерч пролетел между бойцами. Лёка в высоком прыжке ударила Валтариуса в грудь ногой, а Рагноса одновременно огрела по хребту черенком от метлы. Тот, кто наблюдал эту сцену со стороны, видел, что вот, одно мгновения два бойца стояли друг против друга, а в другое мгновение – великие бойцы оба валялись на земле.
«Ша, парни! Здесь я главная, - сказала сурово Лёка, - здесь я решаю, кого убить, а кто будет жить. Понятно?»
Ни Валтариус, ни Рагнос не посмели возразить. Посмотрев как они, кряхтя, поднимаются на ноги, Лёка сообщила: «Это пока что предупреждение. Повторится – буду бить в полную силу».

ДжакомоГрелли   Офлайн

Бот 1.0

 

08 марта 2015 в 13:46   |   11

Сказка
(продолжение)

Валтариус, по видимому, пережил инцидент легко. Но Рагнос затаил лютую обиду. Он даже не мог понять к кому больше. К Лёке – не имело смысла: она женщина, к тому же валькирия. Нет, с Лёкой он сражаться не мог. Но обида была нанесена, и он Рагнос должен вернуть долг! Но кому? Валтариусу? За то, что назвал его рогатой башкой? В прежней дружине Рагноса раздавали и не такие эпитеты. Мелко, слишком мелко. Рагнос чувствовал, что его злоба направлена не против Валтариуса. Его самолюбие требовало «крови» совсем другого человека. Чекисто. Как-то так незаметно он выдвинулся на роль их лидера. Весь партизанский отряд слушает, что говорит Чекисто, делает, что говорит Чекисто, верит не в Рагноса, а в Чекисто. А разве Чекисто более великий боец, чем он Рагнос? Тьфу! – от души плюнул Рагнос, и получил разряд тока в пятку. «Не плюйся, амбал», - донесся из избушки голос Лёки. Рагнос от досады хотел было плюнуть еще раз, но вовремя сдержался. Из избушки вышел Чекисто: «товарищ, зачем же плеваться? Такой красивый дворик!»
Глаза Рагноса налились кровью. «Кто ты такой, чтобы меня учить?» – с угрозой спросил он. Чекисто удивленно посмотрел на Рагноса.
«Что ты зыркаешь на меня?! – зарычал Рагнос, - таких как ты я и дюжину не испугаюсь!»
«Товарищ, вы явно не в себе», - мягко, но со скрытой сталью в голосе сказал Чекисто. Лучше бы он этого не говорил. Рагнос забыл все: цель их путешествия, их общего врага Философа, забыл Лёку и ее предупреждение. Он выхватил свой двуручный меч: «Хватит гавкать, недомерок, - прошипел он Чекисто, - я не собираюсь больше тебя слушать. С чего вообще ты вообразил себя командиром? Кто тебя выбрал главным, шпендик недоделанный?!!!»
Ни один мускул не дрогнул на лице Чекисто. «Спокойно! Спокойно я сказал!!! – крикнул он Валтариусу и ПанцерФоксу, которые уже начали было заходить по бокам Рагноса, держа руки на рукоятях своего оружия. – Пусть товарищ выскажется. Я не собираюсь затыкать рты своим соратникам». Спокойствие Чекисто разозлило Рагноса больше всего. Он замахнулся мечом. Чекисто стоял, не шелохнувшись. «Совсем сомлел от страха, - подумал Рагнос, - тем лучше – зарублю как куренка!» «…недостойно…», - мелькнула какая-то посторонняя мысль, но была смыта волной ярости. Меч со страшной скоростью описал круг… Две молнии столкнулись в одной точке. Одна – меч Рагноса, другая – пуля из ружья Чекисто. Меч Рагноса рвануло из рук, но он удержал рукоять. Там, где только что стоял Чекисто, никого не было. За четверть секунды, пока клинок Рагноса проделывал свой смертоносный путь, Чекисто успел отпрыгнуть на полтора шага вправо, сорвать с плеча ружье, снять с предохранителя и сделать выстрел прямо в центр Рагносова меча. «А мог бы и в лоб», - с запоздалым страхом подумал Рагнос. Он обалдело посмотрел на свой меч: от того остался лишь обрубок в два раза короче своей первоначальной длины.
«Товарищ, у Вас есть ко мне еще претензии?» - спокойно спросил Чекисто. Рагнос стоял в ступоре. «Если нет, то пойдемте завтракать».
После завтрака ПанцерФокс подошел к Чекисто: «Чекисто, Рагнос никогда не простит тебе такого позора. Он обязательно постарается отомстить». «Я знаю, - кивнул головой Чекисто, - но я надеюсь, на лучшее». «Ты неисправимый оптимист, Чекисто», - вздохнул ПанцерФокс. «Нет, - ответил Чекисто, - я – реалист».
Ответный ход Рагноса не заставил себя долго ждать. Во время обеда за столом стяла гнетущая тишина. Рагнос нарушил ее: «А что, парни, - громко сказал он, - как вы думаете много ли смелости у того, кто прячется за огнестрельное оружие?» Никто ему не ответил. Ромб прикусил губу, Срейзор не поднимал от тарелки глаз. Валтариус и ПанцерФокс возмущенно переглянулись. Чекисто спокойно ел пирожок.
«Так я спрашиваю, - повысил голос Рагнос, - стоит ли называть мужчиной того, кто в драке спасается пулями? Не стоит ли назвать его трусом?» - почти заорал он.
На обычно бледных щеках Чекисто выступил румянец. Валтариус с тревогой посмотрел на Лёку. Лёка молчала. «Что ты молчишь, командир? – все больше распаляясь, издевательски обратился Рагнос к Чекисто, - я к тебе обращаюсь. Или у тебя от страха отнялся язык?» Он схватил за плечо Чекисто и тут же отпрянул: глаза Чекисто метнули молнию. «Зыркать не мешки ворочать, - ухмыльнулся Рагнос, пряча за наглостью свою мелькнувшую на секунду растерянность. - Может выйдем?»
«Кончно, товарищ», - тихо сказал Чекисто. Они встали из-за стола и направились к двери. Остальные мужчины последовали за ними. Лёка осталась в избе.
Выйдя на улицу, Валтариус, ПанцерФокс, Срейзор и Ромб расположились полукругом во дворике. Чекисто и Рагнос стали в центре друг напротив друга. Оба безоружные. Чекисто был на две головы ниже Рагноса и примерно в два раза легче его.
«Ну что, недомерок, вот и все!» - с этими словами рука Рагноса как стрела метнулась к горлу Чекисто. Огромная клешня почти сомкнулась на задней стороне его шеи. Чекисто начал уплывать…сквозь сгущающуюся тьму проступали золотые бабочки…

Долг вернул ему сознание. Мобилизовав всю свою волю, Чекисто двумя пальцами нащупал на кисти Рагноса пульсирующую жилку и надавил чуть правее. Клешня разжалась, Рагнос издал дикий рев. Рев боли. Вся его правая рука отнялась и висела теперь бесполезным бревном. Падая на землю, Чекисто развернулся в воздухе и тыльной стороной ладони хлестко нанес удар по лицу Рагноса. Никогда Рагнос не испытывал такой боли. Даже, когда Олаф Краснорожий раздробил ему боевой палицей нос и правую скулу. Даже тогда ему не было так больно! Он тогда все же сохранил боеспособность и завалил Олафа. А сейчас… все лицевые нервы как будто резко намотали на катушку. Дыхания не было даже на стон…

Чекисто спокойно ждал, когда Рагнос придет в себя. Ждать пришлось минут 10. Жадно хватая ртом воздух, Рагнос поднялся с земли. Чекисто смотрел на него в упор.
«Товарищ, - обратился он к Рагносу, - Вы дважды пытались убить меня. Еще один раз, и я приму окончательный вывод, что Вы нам вовсе не товарищ. С соответствующими для Вас последствиями».
Помолчав, Чекисто продолжил: «А сейчас, Рагнос, я хочу, чтобы Вы ответили: Вы еще хотите оставаться в нашем отряде, или хотите покинуть его?»
Рагноса душили раскаяние и стыд. Страшна участь берсерка-изгоя. Немало военных вождей с радостью брали их в свои дружины во время боевых походов. В бою берсерки впадали в бешеную ярость. Они не чувствовали ни страха, ни боли , ни усталости. Сила и реакция возрастали в десять раз. На раны, даже смертельные, они не обращали внимания – берсерк мог сражаться даже со стрелой в спине! Наводя ужас на врага, берсерк стоил целого отряда опытных воинов. Проблема только в том, что эта бешеная ярость могла возникнуть не только в бою…Она могла проснуться, когда викинг находился среди друзей, среди семьи…И тогда случалось страшное. Поэтому в поселениях викингов берсерки изгонялись и объявлялись вне закона. Они жили вдали от людей в пещерах или примитивных землянках, Любой прохожий имел право убить его. Правда, желающих было немного. Так берсерк проводил свою полузвериную жизнь, пока какой-нибудь герой, или группа воинов не решали избавить окрестности поселения от выродка….
В десять лет Рагнос впервые с ужасом почувствовал первые признаки безумия. Зная о незавидной участи бешеных, он уже с этого раннего возраста учился контролировать вспышки гнева, маскировать их под безбашенную смелость и удаль богатырскую. Когда он вырос и стал настоящим мужчиной, Рагнос завоевал славу великого воина. Никто не догадывался, что в бою он не чувствует ни страха, ни боли, ни усталости. Что силы в яростной битве у него удесятеряются…А, если кто и подозревал что-то, то предпочитал об этом не говорить. И вот сейчас его безумная натура вырвалась из-под контроля. Поставив под угрозу выполнения их миссии, жизнь всего отряда. Принеся позор Рагносу…какую славу заслужил он среди бойцов? В песнях назовут его безумным, потерявшим человеческую суть, которую Вотан дал людям. Он пытался дважды убить командира в боевом походе. Если бы в его дружине кто-нибудь хоть пальцем пошевелил против него, Рагнос убил бы его тут же не задумываясь. А Чекисто дает ему шанс…
«Прости меня, Чекисто, - опустив голову проговорил Рагнос, - я хочу остаться с вами. Обещаю: в отряде запомнят не позор мой, а славу!»
«Хотелось бы в это верить», - сурово сказал Чекисто. «Не надо сомневаться в слове викинга», - глухо сказал Рагнос…
Перед тем, как все легли спать, в этот день произошло еще два разговора.
Первый был между Чекисто и ПанцерФоксом. Сидя на лавочке во дворике они наблюдали заходящее солнце.
«Вау, Чекисто, ты реально крут!» - восхищенно воскликнул ПанцерФокс. «Ты сильнее Рагноса! Ты круче Эрика Неуязвимого!! Ты…ты владеешь оружием лучше меня!!!»
Чекисто улыбнулся и похлопал ПанцерФокса по плечу: «Нет, ПанцерФокс, я гораздо слабее Рагноса, я не круче Эрика неуязвимого, и во владении оружием мне до тебя очень далеко».

«Но я ведь видел…», - начал было ПанцерФокс, но Чекисто жестом прервал его:»Пойми, ПанцерФокс, если бы я по своей прихоти затеял драку с Рагносом, он бы убил меня за две секунды. Но дело в том, что я не затеваю драки ради прихоти. Я вообще противник насилия. Но бывают ситуации, когда оно необходимо. Когда только так можно выполнить свой долг. И тогда – силы мои возрастают многократно, ловкость моя несравненна, рефлексы работают как часовой механизм. Это не Чекисто сражается, это выполняется долг».
«Как это все непросто», - задумчиво сказал ПанцерФокс.
«Долг – это очень просто», - сказал Чекисто. Друзья замолчали и молча стали смотреть на багровый закат.

Другой разговор происходил в избе между Валтариусом и Лёкой. «Скажите, Лёка, почему Вы не вмешались в эту дикую ситуацию?» - задал Валтариус давно мучавший его вопрос.
«Я знала, что губастенький справится», - ответила Лёка. «Его зовут Чекисто», - сказал Валтариус. «Я знаю, - весело ответила Лёка, - я ж не в обиду. Ваш командир хорош. Впервые за свою жизнь вижу человека, который не меньше меня достоин стать смотрящим в любом лесу.»
«Так Вы его проверяли?» - удивился Валтариус. «Есть малёка, я же Лёка, - усмехнулась Лёка, - все, пора на боковую, завтра рано вставать».

ДжакомоГрелли   Офлайн

Бот 1.0

 

12 марта 2015 в 19:37   |   12

Сказка
(продолжение)

С утра Чекисто собрал отряд на совет. Лёка и Леди Вамп присутствовали тоже в качестве местных консультантов.
«Товарищи, - начал Чекисто, - Лёка любезно предоставила мне карту волшебного леса. Надо, наконец, определятся, каким путем нам лучше добираться до Папиных Дочек. Проблема в том, что на всех возможных маршрутах нас подстерегают грозные рпасности и коварные ловушки».
«Это так, - подала голос Лёка, - без этого нельзя, иначе какой же это был бы волшебный лес?» «Но нас не должно это останавливать, товарищи, - продолжил Чекисто, - хотя ознакомиться с потенциальным противником не помешает. Уважаемая Лёка, не могли бы Вы коротко обрисовать ситуацию?»
«С удовольствием», - с энтузиазмом откликнулась Лёка. «Вот смотрите…», - с этими словами она подошла к карте и стала быстро обозначать длинным ногтем основные гиблые места леса. «Вот здесь на переправе вас может ждать орочья засада. Они людоеды», - уточнила Лёка. А вот на этом направлении вас ждут гномы-отморозки. Они роют на тропах подкопы и путники, если не повезет, проваливаются туда прямо на железные штыри. Это гномы штыри куют = они знатные кузнецы», - уточнила Лёка.
«А вот в этом направлении вы попадете на полосу смерти. Здесь растут ядовитые растения. Своими ветвями они разрывают самую крепкую одежду и царапают кожу. И впрыскивают при этом яд, - уточнила Лёка, - Те кто похлипше, такие как ты (она обратилась к Срейзору) очень быстро умирают, а мордатые, вроде тебя, Амбал (это к Рагносу), могут и выжить. Ну это основные опасности. Есть еще по мелочи. Но куда-нибудь вы обязательно попадете», - убежденно уточнила Лёка.
Партизаны подавлено молчали. Наконец слово взял Срейзор, который почему-то заметно разнервничался: «Послушайте, Лёка, а не могли бы Вы нас на своем флаере подвезти? И вообще, может быть Вы пойдете с нами? Вы такая…такая авторитетная!», - сказал Срейзор. Остальные партизаны согласно кивнули головой. «Вы такая разумная», -сказал Валтариус. Остальные бойцы выразили свое согласие кивком головы. «Вы такая загадочная», - сказал Ромб. Вздрогнув, остальные герои энергично закивали головами. «Вы такая…такая боевитая», - покраснев сказал Рагнос (кивки головами). «У Вас превосходно развито тактическое мышление», - высказался ПанцерФокс (мужчины жестами выразили свое согласие типа: конечно, о чем речь). «Да и стратегическое не отстает», - подытожил авторитетно Чекисто (воины закатили глаза – они никогда в этом не сомневались).
Лёка с интересом слушала все это. Когда мужчины замолчали, Лёка, казалось, все еще чего-то ждала: «Ну-ну, мужчины, продолжайте, - саркастически проскрипела она, - скажите почему бы мне самой не сразиться с Философом? Ведь я такая крутая. Почему бы мне самой не сломать захватчику хребет? А вы посидите от греха в погребке…»
Краска бросилась в лица мужчин, от стыда они опустили головы. Не растерялся один Чекисто: «Вы нас неправильно поняли, Лёка. Мы не хотим переложить всю ответственность на Вас, но согласитесь: Вы с Вашими уникальными возможностями могли бы нам помочь. Срейзор правильно сказал насчет флаера. К тому же: Вы говорили, что Философ и его банда не могут Вас видеть. Почему бы Вам, пользуясь своей невидимостью, не организовать, так сказать беспощадный террор, среди солдат Философа?»
«Если я правильно поняла, ты, губастенький, предлагаешь мне пойти к захватчикам и как человек-невидимка мочить их по-одному?»
«Ну, что то в этом роде», - немного смешавшись подтвердил Чекисто.
«Какая извращенная у тебя фантазия, губастенький, - с отвращением сказала Лёка. – Давайте я вам кое-что объясню: я не могу мочить захватчиков – они не могут меня видеть, значит, я для них не существую. Так что придется вам, воины сражаться самим». «Ну а подбросить нас на флаере до Папиных Дочек?» - не сдавался Чекисто. «И этого нельзя! - радостно отозвалась Лёка. – Во-первых,я не проводница, я – смотрящая в этом лесу и не могу надолго покидать мой компьютер. Во-вторых, я совершенно не уверена, что мой флаер потянет нас всех. В-третьих – даже если он и потянет, подбросить вас я смогу только до ближайшего опасного участка. Это волшебный лес, и здесь есть определенные правила: герои должны преодолевать опасности самостоятельно, иначе они – не герои, и цели своей никогда не достигнут».
Партизаны поняли, что халявы не будет. Но Чекисто не привык сдаваться: «Послушайте, Лёка, вы тут рассказали нам обо всяких ужасах. Но ведь на карте остается еще один путь. Здесь никаких опасностей не обозначено. Только какая-то мельница…» «Туда вам нельзя!!!» - вскинулась Лёка. Ни разу партизаны не видели ее такой возбужденной. Горящие нарвным светом глаза выглядели почти испуганно. «Идите любым путем, но ни в коем случае не через Мельницу. Это самое гиблое место во всем лесу, более опасного вы не найдете! Пойдете по другим путям, и у вас есть шансы на спасение, но мельница погубит вас всех! Вы все погибнете!!!» «Да что там такого может быть опасного», - скептически спросил Валтариус. «Вы все-равно мне не поверите, - мрачно ответила Лёка. – Но Мельница погубит вас всех. Во всех волшебных местах существует подобное гиблое место. Помнится шемахская девка извела целую царскую династию» - последние слова Лёка произнесла еле слышным шепотом.
Дотошный Чекисто хотел уточнить, что она имеет в виду, но в этот момент содрогнулась земля. Тут же дурным голосом завопила красная лампочка на компе Лёки. Лёка метнулась к нему. Партизанам довелось увидеть как бледнеет валькирия. «Мы опоздали, герои, - Лёка обернулась к отряду бойцов, - Философ уже здесь».
Каждый партизан знал, что рано или поздно эта встреча произойдет, но произошло все настолько неожиданно, что смертельная бледность покрыла лица всех и партизан и хозяек избушки. И только Чекисто сморкался в этот момент, поэтому платок не дал разглядеть цвет его лица.
Лёка очнулась от ступора.: «Быстрее, к флаеру», - закричала она. Героев не нужно было просить дважды. Они выскочили на улицу. Побежали к флаеру. Земля содрогалась.
«Смотрите!!! Смотрите!!!» - отчаянно закричал Срейзор. Все обернулись, и ужас вошел в их сердца. Воздух был наполнен лязгом оружия, но воинов Философа еще не было видно. Зато был виден он сам… Огромная красно-белая туша сотрясала землю. Больше всего Философ был похож на злого джина из «тясячи и одной ночи», голова его всего немного не дотягивала до верхушек самых высоких деревьев. ПанцерФокс, которому часто приходилось иметь дело с башнями и крепостными стенами, наметанным глазом прикинул рост Философа примерно в двадцать метров.

«Скорее, прыгайте во флаер!» - закричала лёка, давая с Леди Вамп пример. Бойцы стремительно загрузились во флаер-ступу. Лёка взмахнула метлой…Один, второй, третий раз…Флаер отчаянно затрясся. Но не отрывался от земли! «Флаер перегружен!» - закричала Лёка, и посмотрела на Рагноса. В полном ворожении Рагнос весил не менее полутора центнеров. «Пришло время умирать», - понял Рагнос. Он вздохнул полной грудью и поднял глаза к солнцу. Вдруг, лицо его просветлело: «Лучезарная Дева, - воскликнул он, - я вижу тебя! Спасибо!» С этими словами он выпрыгнул из флаера. Тот сразу взлетел на несколько метров вверх.
«Стой Рагнос!» - закричал Чекисто. Он чуть не вывалился из флаера, пытаясь остановить викинга. Рагнос махнул ему рукой – мол все хорошо! «Я же обещал тебе, Чекисто, что отряд запомнит мою славу а не позор! Спасибо, Лучезарная Дева, что дала мне шанс!» - радостно думал он.
Рагнос вытащил свой обрубок двуручного меча и стал ждать передние шеренги врагов, которые уже были видны из за деревьев. Наступающие орды врагов с удивлением смотрели на одинокую фигуру воина, преграждавшего им путь.



Отчаянная радость предстоящей битвы охватила Рагноса. Глядя на приближающихся врагов, он запел Последнюю Песню Викинга:

Стремительный удар меча,
укол стрелы, блеск топора -
и мир исчез в твоих глазах,
и моря нет, и нет друзей,
и ты один.

Но ты один на краткий миг,
Валгаллы луч бежит к тебе.
Дорога дивная небес,
она тверда, она верна,
как меч, как викинга рука.

По ней летит могучий конь,
он бел, как снег, он чист, как свет.
На нем валькирия спешит,
с ней Вотан шлет тебе привет.
Тебя он ждет, он ждет тебя,
готово место для тебя.
И вы взлетаете, как дым,
как легкий пар, как облака, -
ты и посланница небес.

С последними словами Песни, Рагнос, издав яростный боевой клич, врезался в гущу врагов. Вдалеке виднелась мельница («интересно, какая там подстерегает опасность, что Лёка так затряслась», - подумал рагнос, но и эта мысль была сметена упоением битвы). Его руки летали как крылья мельницы, обрубок меча, казалось не потерял своих боевых качеств: перерубал врага напополам! Дикие воины Философа снопами валились вокруг неуязвимого бога войны. Рагнос был счастлив!
Партизаны во флаере видели как одинокая фигурка выкашивала вокруг себя площадку с радиусом длины руки плюс половинка двуручного меча. Рагнос сражался один с них всех!
Лёке несколько раз приходилось препятствовать Чекисто выпрыгнуть из флаера на высоте невкольких десятков метров. ПанцерФокс во все глаза смотрел на побоище внизу. «Надеюсь, что МОЙ последний бой будет не хуже…», - беззвучно шептали его губы.
…Бойцы летели во флаере и молчали. Наконец, Чекисто нарушил молчание: «Куда мы летим, Лёка?» - спросил он. «Мы летим на Мельницу», - мрачно ответила та. На удивленные взгляды партизан, она объяснила:»По компу я увидела: все другие пути перекрыты. Вам достался самый сложный вариант».
Вскоре флаер приземлился. На холме высилась огромная мельница. «Послушайте, Лёка, как так получилось: мы летели довольно быстро около часа, а приземлились рядом с мельницей, которую видели у вас дома?» - удивился Валтариус.
«Ситуативная пространственная трансгрессия, - объяснила Лёка, - короче так в нашем лесу бывает». «Ну все, мне пора», - мрачно сказала Лёка. «Как уже? - воскликнули партизаны. – Останьтесь с нами хоть еще немного!»
«Вы слышали, что пел Рагнос? – сурово спросила Лёка. – Он звал валькирию. Долг зовет меня». Чекисто кивнул головой. «Оставляю вам племянницу проводницей», - сказала Лёка. Она подошла к Леди Вамп: «Оберегай их», - сказала она. «Я сделаю все, что смогу», - ответила торжественно Леди Вамп.
Лёка взмыла во флаере вверх и сделала прощальный круг над партизанами. «Прощайте, Лёка!» - каждый из них почувствовал, что в этом страшном , непонятном лесу он потерял надежную защиту и теперь рассчитывать должен только на себя. Лёка улетела.
«Я теперь понимаю откуда в наших сказках появились бабы яги. Баба Яга – это валькирия на пенсии», - сказал Срейзор. «Зря ты это сказал, - сказала Леди Вамп, - теперь с тобой обязательно случится нехорошее».

Oz_The_Great_and_Powerful   Офлайн

Тыкается с коблухой

 

12 марта 2015 в 22:03   |   13

Анонсировал на Куличках, может, кто и снизойдёт почитать. Хотя... вряд ли.

KlitorDashi   Офлайн

 

 

12 марта 2015 в 22:33   |   14

ты ебанулся такое анансировать (от слова ананизм :D )
Абзацев - нет, мудаЦкие диалоги в СТРОКУ!!! это только на первый взгляд и не читая.
Вывод - автор ебанутый мудак, весь этот литературный высер не возьмут даже на удафф.ком, и на ЯплакалЪ тоже не возьмут
клЫкчук ничего хорошего и не напишет, поэтому даже и не читал ничего.

ДжакомоГрелли   Офлайн

Бот 1.0

 

13 марта 2015 в 10:35   |   15

Я рад, что моя Сказка сблизила двух местных пидорасов: Опущенного и толстопуза. Вместе, зашкварчонки ругают мою Сказку, вместе несчастные минусуют мне репутацию)

П.с. На куличках я эту Сказку не анонсировал. Я другое хотел написать. А Сказка моя была уже прочитана многими. Удостоилась восторженных отзывов. Даже некоторые кацапы могут это подтвердить.

ДжакомоГрелли   Офлайн

Бот 1.0

 

13 марта 2015 в 11:27   |   16

Сказка
(продолжение)

Леди Вамп преобразилась. Из странной, немного капризной легкомысленной девчонки, она незаметно для Чекисто взяла управление отрядом в свои руки.
«Всем держаться вместе, - скомандовала она, - первый – Чекисто, Панцерфокс, идешь за ним. Потом Ромб и Срейзор. Валтариус – последний. Я вас прикрываю».
«Вы нас пугаете, Леди Вамп, - усмехнулся Чекисто, немного уязвленный командным тоном новоявленной командирши. – Вроде все спокойно, может, не будем играть в индейцев?»
«Хочешь, чтобы весь твой отряд здесь умер? – в лице Леди Вамп не было и тени улыбки. – Если не будете слушать меня, будет именно так!» Чекисто хотел отшутиться, но шутка не пришла ему в голову. «Ладно, парни, - сказал он партизанам, - идем, как сказала Леди Вамп».
«А мы разве не зайдем на мельницу? – спросил Срейзор, - мы ведь даже запасов еды не взяли». «Нет! – рявкнула Леди Вамп, - Чем быстрее мы уберемся отсюда, тем лучше!»
Отряд зашагал как индейцы, гуськом: впереди Чекисто, позади Леди Вамп. Проходя мимо мельницы, герои с любопытством уставились на нее. «Мельница, как мельница, - думал Чекисто, - что это Лёка так переживала?»
«Отвернуться! На Мельницу не смотреть! – скомандовала Леди Вамп, - О Боже, неужели мы все-таки проскочили?»



Отряд подошел к пропасти, пересекавшей им путь. Пропасть была не очень широкая, но, заглянув вглубь, партизаны не увидели дна. Только молочно-белый туман клубился где-то там, внизу, очень далеко… Через пропасть был перекинут веревочный мост с дощечками, неплотно пригнанными друг к другу. По этим дощечкам бойцам нужно было перейти на другую сторону. В этом помогали веревочные перила. Держался мост с каждой стороны на четырех толстых канатах, привязанных к деревьям на двух уровнях. Выглядело все это не очень убедительно, но Леди Вамп лихорадочно подгоняла партизан. Те в смущении смотрели на хлипкое сооружение и переминались с ноги на ногу. «Эй, партизаны, да сдвинитесь вы когда-нибудь с места?!!» - зашипела злобно Леди Вамп. Чекисто понял, что надо решаться. Скомандовав бойцам, он первый ступил на мост. Все так же гуськом герои стали пересекать пропасть.
«Лёка, я сделала это! Я прошла Мельницу без потерь!!!» - ликовала леди Вамп. В этот момент раздался треск. Мост резко наклонился: две ветви деревьев со стороны Мельницы, на которых были закреплены два каната, обломились. Оставшиеся два крепежа угрожающе натянулись. Перед полными ужаса глазами Леди Вамп волокна канатов стали лопаться один за другим. «Быстрее, на ту сторону! Сейчас все рухнет!» - отчаянно закричала она, и сама бросилась вперед по мосту, обогнав Валтариуса. Но они опоздали. Оба оставшихся каната, не выдержав веса шести человек, лопнули. Люди полетели в пропасть…бы! Люди полетели бы в пропасть, если бы Валтариус, который находился в самом начале мостика, не прыгнул обратно на землю и не схватил два крепежа, тем самым выравнивая мост. Жилы страшно вздулись на лбу Валтариуса. Мышцы, казалось, разорвут сейчас одежду. Валтариус не мог даже вдохнуть – секундное ослабление хватки и его друзья полетят в бездну…
Когда последняя нога из отряда партизан коснулась земли на противоположной стороне, Валтариус выпустил канаты и повалился на землю. Глаза его немигающее уставились на ярко-синее небо. Грудь вздымалась как кузнечные мехи, нагоняя кислород в тело, уводя его от опасной черты…Отдышавшись, Валтариус тяжело поднялся на ноги. Его товарищи стояли на той стороне. Леди Вамп отчаянно жестикулируя, что-то яростно доказывала Чекисто: «Уходим отсюда! Быстро! Да идем же, ты всех нас погубишь, глупец!»
«Спокойно, барышня, - сурово сказал Чекисто, - мы не уйдем отсюда без Валтариуса». Леди Вамп, застонав, пыталась силой увести Чекисто от края бездны, но тот железной рукой отстранив ее, крикнул Валтариусу: «Валтариус, прыгай! Ты ловок и силен, ты сможешь!» Валтариус взглядом прикинул ширину провала. В принципе, действительно, она была не так уж непреодолима. Если хорошо разбежаться…Тренированное тело спортсмена Валтариуса брало и не такие прпятствия.
Валтариус отошел на десяток метров от края. «…айся!» - Леди Вамп что-то отчаянно ему кричала. Валтариус прислушался: «Не оборачивайся!» - кричала Леди Вамп с белым как мел лицом.
«Чего это?» - подумал Валтариус. Валтариус обернулся…
Сознание вернулось практически сразу. «Здравствуйте, незнакомец, - с очаровательной улыбкой сказала девушка, - будьте у нас гостем. Милости прошу на Мельницу».

Валтариус пошел на Мельницу. Какие-то странные люди через пролом что-то орали невразумительное. Валтариус подумал, не метнуть ли в них нунчаками методом трассирующего пропеллера, чтобы заткнулись. Но даже на мгновение не хотелось отводить взгляда от Неё…
«Все, кранты», - сказала Леди Вамп и замолчала: все партизаны как один двинулись к краю обрыва. Взоры их были на той стороне…Могучий инстинкт самосохранения не позволял им броситься в пропасть. Но Леди Вамп отчетливо видела, как один инстинкт быстро сдавал свои позиции другому. Она бросилась партизанам наперерез. Пыталась остановить мужчин, орала, хлестала их по щекам – все тщетно! Партизаны, не обращая на нее никакого внимания, лезли к пропасти…
«Ромбик, миленький, помоги хоть ты мне! Чекисто, вспомни о долге!» - взвизгнула Леди Вамп. Ромб мигнул и посмотрел на нее. По рту у него текла кровь. Подойдя к Срейзору, он обхватил его за пояс и отшвырнул подальше от края. То же самое он хотел проделать с ПанцерФоксом, но железная рука великого воина отшвырнула самого Ромба как кулек с ирисками.
При слове «Долг» в глазах Чекисто произошли изменения. Он подошел к ПанцерФоксу. Его рука легла тому на плечо. Кулак ПанцерФокса в железной перчатке сжался и стал медленно подниматься…Несколько секунд они в упор смотрели друг на друга.
«Нам туда не надо, товарищ», - мягко сказал Чекисто. ПанцерФокс не мигая смотрел ему в глаза. Мигнул…»Да, ты прав ,Чекисто, нам туда надо».
«Спасибо, Леди Вамп, нас отпустило», - обратился Чекисто к бледной провожатой. «Но как же Валтариус?» «Забудьте о нем, - с горечью ответила Леди Вамп. – Он погиб. Если бы вы попытались его остановить, он бы убил вас всех. Увести его оттуда уже невозможно. Если даже это сделать, его мозг сгорит».
«Но как же так?!!! – с болью воскликнул Чекисто, - как же так?» «А вот так! – зло ответила Леди Вамп. – Вы напоролись на одно из Великих Искушений. Поздравляю, что потеряли всего одного человека! Это победа!»
«Да, действительно, это победа, - подумал Чекисто, - а все потому, что слово «Долг» для меня не пустой звук. Не то, что для Валтариуса, - усмехнулся он. – Насколько же я все-таки достойней его. Мне и надо было столкнуться лицом к лицу с этой…» «Как ее зовут?» - спросил он леди Вамп. «Дарья. Мельникова дочка», - ответила та.
«Вот именно, только я достоин столкнуться с Дарьей, Мельниковой дочкой лицом к лицу…А не Валтариус…Кто он собственно такой? Я как ответственный командир не могу допустить такой несправедливости». Чекисто решительно шагнул к пропасти. Леди Вамп взвизгнула и вцепилась в него мертвой хваткой. «Это так тебя отпустило?!» - заорала она.
«Долг», - подумал Чекисто. Он повернулся к остальным партизанам: «Уходим отсюда немедленно».

Oz_The_Great_and_Powerful   Офлайн

Тыкается с коблухой

 

14 марта 2015 в 09:02   |   17

Сказка была написана в 2010 году.

Да, вот правда интересно. Дрочила сидел в своей белгородской норе №58 и корпел над сказкой, пока Артур Смольянинов трахал разных там тёлочек, и даже не подозревал о Дарье, Мельниковой дочке.
Белгородский лузер наверняка публиковал сказку на форуме СТС, надеясь привлечь внимание Дарьи.Но настиг его на этом пути громадный эпик фэйл.
Каковой бы не была судьба героя Валтариуса, судьба его реального прототипа незавидна.

ДжакомоГрелли   Офлайн

Бот 1.0

 

14 марта 2015 в 10:47   |   18

Интересно, а чем в это время занимался озя? До его Опущения оставалось чуть меньше двух лет.

ДжакомоГрелли   Офлайн

Бот 1.0

 

14 марта 2015 в 20:09   |   19

Сказка
(продолжение)

…Партизаны шли по лесу и молчали. Каждый из них отличался от других, был уникальной, неповторимой личностью, но как ни странно, мысли их были об одном. С некоторыми нюансами.
«Красивая девочка, - думала Леди Вамп,

- но одевается…Солнечные цвета любит…брр. Ей стоит пересмотреть свой гардероб. Взять пример с меня.

Черный цвет оттенит ее красоту,

сделает ее благородной.

Никто не сможет устоять. Хотя и так…"

«Вот это девочка!» - думал Срейзор.

«Какие ножки!» - подумал Срейзор.

«Я бы славно с ней затусил!» - подумал Срейзор.

«Покатались бы на мотике», - подумал Срейзор.

«Сходили бы на пляж», - подумал Срейзор.

« Пошли бы ко мне…», - сперло дыхание у Срейзора.


Вдруг неприятная рожа Валтариуса заняла весь мозг Срейзора.

«А как же Валтариус?» - спросил внутренний голос. «А что Валтариус, - вскинулся Срейзор, - я… я ему просто рожу набью!»

«Да ладно!» - не поверил ехидный внутренний голос. «Ладно, ладно! – не стал спорить Срейзор, - рожу я ему не набью, а вот стилет в почку…В первые 1,5 секунды он даже не поймет, что случилось, - весело подумал Срейзор, - а потом не сможет понимать уже ничего!»
«А что будем делать с этими кровавыми ублюдками?» - не унимался внутренний голос. Срейзор посмотрел вперед, где шагали Ромб, ПанцерФокс и Чекисто. «Вот уж действительно – кровавые! У одного вечно рот в крови. ПанцерФокс изображает благородного, но сколько трупов на счету его шпаги? Чекисто смотрит всегда по-доброму, но если его Долг прикажет раздавить меня, то он это сделает. И будет спокойно спать по ночам!» «Что же с ними делать?», - задумался внутренний голос. «Да просто столкну их в пропасть и все дела, - нашел решение Срейзор. – А если кто-то попытается выбраться…то я ему ногой по морде. Каблуком в лицо! Да-да, каблуком в лицо! Ха-ха» - эта мысль развеселила Срейзора. Он опустил руку в правый карман, чтобы нащупать стилет. И замер…
Стилет Срейзор носил в левом кармане, а в правом была пуговка… «Пуговка! Как он мог забыть о пуговке?!! Какой стыд!»
…Когда Срейзор был маленький, он был очень непослушным ребенком. Он никогда не соглашался идти спать вовремя, как бы родители не уговаривали его. Но однажды к ним приехал погостить какой-то родственник – седьмая вода на киселе. Срейзор называл его дядюшкой. Понаблюдав пару дней как тщетно пытаются его уложить спать, дядюшка одним погожим днем, когда родителей Срейзора не было дома, рассказал ему всю правду о непослушных мальчиках. «Послушай, парень, сказал он, - к тем мальчикам, которые не слушают родителей и не идут вовремя спать, приходит серенький волчок и съедает им мозг. Да-да, представь себе! Он ножом разрезает затылок и своими зубищами хавает мозг в сыром виде. Учти это».
Дядюшка вскоре уехал, а Срейзора как подменили: по первому требованию мамы или папы он бросался к своей кровати. Родители были счастливы. А потом не очень…У Срейзора начали проявляться страшные неврозы. Нередко при виде мелькнувшей тени он впадал в сильнейшую истерику.От собак, собачек и болонок Срейзор шарахался как от огнедышащих драконов. Спать он теперь не отказывался, но родителям по нескольку раз за ночь приходилось бежать к вопящему от ужаса чаду, успокаивать дрожащего, покрытого потом сынулю, менять мокрые простыни…
Никакие психологи не помогали. Родители уже начали отчаиваться, когда случай смилостивился над ними, дав шанс. Известный психотерапевт, имеющий славу кудесника, оказался проездом в их городе. И родители отвели Срейзора к нему…
После шести часов психоанализа, разглядывания клякс и гипноза, кудесник вынес вердикт: мальчику нанесена астральная рана в районе затылка. Из-за этой раны он может полностью потерять психическое здоровье. Традиционная медицина бессильна, т.к. тело здорово. Но его, психотерапевта, недаром называют кудесником: он нашел выход. Срезав со своей рубашки маленькую пуговку, кудесник отдал ее Срейзору со словами: «запомни, мальчик, эта пуговка закрывает тебе затылок. Всегда носи ее с собой, и волчок обломается! Но знай: ты должен найти живую Пуговку, чтобы прогнать волчка насовсем. Если ты этого не сделаешь, то волчок будет преследовать тебя, выжидая, когда ты ошибешься. И, рано или поздно, он доберется до тебя».
…Произошло чудо: получив пуговку, Срейзор преобразился. Пропали ночные кошмары, исчезли неврозы. Развитие парня шло не по дням, а по часам. Школу Срейзор закончил всего с двумя четверками: по математике и биологии. Увлекся гонками на мопедах, потом – на мотоциклах, хотя раньше боялся скорости. Короче, стал он парень хоть куда!
И только, когда забывал почему-либо маленькую пуговку, то трясся как в бреду и был ни на что не способен, пока она снова не оказывалась у него. Когда Срейзор вырос, он стал искать Пуговку.
…»Как я мог забыть о Пуговке?!!» - стыд окрасил свекольным цветом щеки Срейзора. «А Чекисто, наверно, заметил его состояние! Он точно прочитал его гадкие мысли, Чекисто такой проницательный!» Срейзор со стыдом и страхом посмотрел на Чекисто.
…Вперив мрачный взгляд в лесные заросли, ПанцерФокс вместе с отрядом все дальше удалялся от Мельницы. Лицо его окаменело. Лишь губы беззвучно что-то говорили: «Валтариус, Валтариус…Как же бездарно мы потеряли такого героя!» ПанцерФокс почувствоал, что еще чуть-чуть и он заплачет. «Ладно бы пал в бою, как воин, которым он всегда был. Но так…позорно. Страшная участь!» И вдруг рыцарское сердце ПанцерФокса бешено застучало: «Почему позорно? Почему страшная участь? Нет же – подарок Небес, благословенный жребий! Что может быть важнее для мужчины, чем встретить Королеву Своего Сердца?!! Она должна быть самой прекрасной в мире!» В голове ПанцерФокса возник прекрасный образ Дарьи, Мельниковой дочки.« О, мой Бог, какая донна!, - прошептал он.

– Ни в Севильи, ни в Кастилии ПанцерФокс не видывал подобной красавицы. Какая стать!

Какое благородство во взгляде!

Какая безупречная внешность!

Такая девушка станет идеальной женой! Она родит много прекрасных детей. Дарья, без сомнения любит детей!»

не в силах сдержать нахлынувших романтически-рыцарских чувств, ПанцерФокс хлопнул шедшего рядом Ромба по плечу и запел:

Рыцарь в путь! Перед тобою
Простирается дорога.
Если хочешь стать героем,
То не медли у порога.
У тебя свои законы,
И рискуя головой,
Великанов и драконов
Ты зовешь на смертный бой!

- Если ты подался в рыцари – неожиданно звучным густым баритоном отозвался Ромб, - то окажешься в милиции!
И так они исполнили великолепную героическую песнь на два голоса:

- Потому что если драться,
Ждет беда а не победа

- Можешь ты не волноваться:
Ограничатся беседой!
Рыцарь в путь! Во имя славы,
Одолеешь все препоны!
И заслужишь ты по праву
Благосклонность юной донны!

- Кто такая эта донна?
Как бы не было нам бед!

- Ах глаза ее бездонны!
Их прекрасней в мире нет!
Рыцарь в путь!

- Пора оставить
Эти странные напевы

- Но ведь мы должны прославить
Имя славной королевы!

- Что еще за королева?
Чем других девчонок краше?

- Ты ее сегодня видел

- Кто такая?

- Это Даша!

Внезапно ПанцерФокс замолчал. «Да, Дарья, Мельникова дочка была бы идеальной дамой сердца для него. Но почему с ней рядом не он, а Валтариус?! Ну ничего, шпага ПанцерФокса встречала немало чужих сердец. Познакомится и с сердцем Валтариуса!» «А с этими , что делать?» - поинтересовался внутренний голос. «С этими? Ромба можно лишь царапнуть, он сам кровью истечет, и так вся рожа в крови. Срейзор…Гаденыш, похоже прячет стилет в кармане. Этот стилет я ему в глотку затолкаю! Чекисто…А что Чекисто? Хочет командовать, пусть командует. Только к Дарье, Мельниковой дочке пусть не лезет! А полезет, ну что ж: его ружье бьет как молния, но шпага ПанцерФокса бьет быстрее молнии!» «Мы останемся с тобой вдвоем, Дарья, Мельникова дочь: ты – красивейшая из женщин, и я - величайший рыцарь!»
«Рыцарь свято чтит дружбу, рыцарь верен долгу, рыцарь не убивает в свое удовольствие, - вспомнил он всем известный рыцарский кодекс. – «Так что там насчет величайшего?»
ПанцерФокса как будто облили ледяной водой. За несколько минут он успел предать все идеалы рыцарства! «На войне как на войне», - пропел внутренний голос. «Замолчи!» - гневно оборвал его ПанцерФокс. Не величайшим рыцарем он стал, а величайшим ничтожеством! Слава Богу, что только мысленно! «Как я мог?! – со стыдом думал ПанцерФокс, - как я мог повестись на эту…девочку-мечту, леди-совершенство…а ну, заткнись!!!» – рявкнул он распоясавшемуся внутреннему голосу. Тот пискнул и действительно заткнулся. «Господи, да Чекисто уже точно распознал, что творится у меня на душе, - волна стыда принесла невыносимую мысль. – Он наверно презирает меня!»
С горящим лицом ПанцерФокс оглянулся на Чекисто.
…Когда партизаны прошли не останавливаясь корчму, Ромб удивился, но решил ничего не говорить «У Чекисто, наверное, свои планы». Еще больше он удивился, когда ПанцерФокс хлопнул его по плечу и запел арию, явно приглашая Ромба присоединиться. Но наибольшее удивление у Ромба вызвал он сам, когда действительно запел, да как!...
Когда ПанцерФокс замолчал, Ромб тоже погрузился в свои мысли. Там царила Она – Дарья, Мельникова дочка. «Симпатичная девочка, - задумчиво прикинул он. – Только какая то легкомысленная. Одеть ее надо построже…потом, этот дерзкий, сводящий с ума взгляд…нужно, чтобы она опустила очи долу…Нет все-равно как-то…Чего то не хватает. А! Очки! Ей следует надеть очки. Вот тогда получается законченный образ серьезной девы, а не финтифлюшки».

Ромбу так понравился созданный образ, что он не сразу понял какая мысль гнетет его подспудно. Сконцентрировавшись, он понял: его Ромба не устраивает такая незначительная роль в отряде. Все решения принимаются не им. Все сражения ведутся не им. Вся ответственность лежит целиком на других. Вот он даже не спросил Чекисто, почему они не зашли в корчму. Решил, что не его ума дело. А почему, собственно? Он Ромб хотел бы отдохнуть и поесть в конце концов! «Чекисто, наверно считает меня ничтожеством», - подумал Ромб. Мысль была унизительна, но ничего не возразишь: он действительно мало учавствует в делах отряда. Если сравнить вклад Чекисто…Покраснев, Ромб со стыдом посмотрел на своего командира.
…Чекисто шел и думал о Валтариусе. Его совесть была спокойна: они не могли больше оставаться у Мельницы, да и смысла не было, Валтариусу помочь было нельзя, а вот погубить весь отряд, не выполнив своего долга – запросто. «Странная гибель, - думал Чекисто, - кто бы мог подумать, что встреча с прекрасным может нести смерть?!» Его мысли перекинулись на Дарью, Мельникову дочку. «Хорошая девочка, - думал Чекисто.


– Красавица.


Спортсменка.



Комсомолка…Или не комсомолка? – прекрасной девушке на вид было лет пятнадцать.



– Восьмиклассница...



Но уж точно пионерка.

Или комсомолка? Да нет – пионерка!»



Чекисто что-то забыл. «Зачем он идет через лес в компании этих странных людей, у которых он, похоже командир? – Он удивленно оглянулся. – Ах да, Долг». Впервые в жизни Чекисто слово «Долг» не принесло радостного волнения и абсолютной уверенности в происходящем. «Зачем он удаляется от Мельницы? Может его долг – быть именно там? Валтариусу придется принять это, - подумал он, сжимая цевье ружья. - А остальные? - Чекисто усмехнулся. – Посмотрит строго – для Ромба и Срейзора этого хватит, чтобы не мешались под ногами. А ПанцерФокс... Если он тоже захочет вернуться? Что ж, преимущества огнестрельного оружия перед холодным известны давно.» «Достали эти великие воины, - с неожиданной злостью подумал Чекисто. – Ну да ничего, один такой «великий» уже пытался его убить, пока Чекисто не поставил его на место. Глупец Рагнос…» Чекисто вздрогнул. «Рагнос, который пожертвовал собой, чтобы они могли продолжить путь и спасти Ситкомию… Рагнос, в одиночку сразившийся со всей армией Философа…Рагнос, который остался там, а он, Чекисто здесь! Это его ты презираешь и называешь глупцом, Чекисто?» Стыд захлестнул Чекисто: «хорош командир! До чего же ты дошел? ПанцерФокс, Ромб и Срейзор уже наверно увидели мое падение…» - Чекисто со страхом оглянулся – партизаны, его бойцы, все как один смотрели на него с красными от гнева и возмущения лицами.
Неожиданно перед глазами появилась Леди Вамп (где она раньше была?). Лицо ее было перекошено от ярости: «Ты остановишься наконец или нет! Нам уже целый час топать обратно до Корчмы!» «Корчма? – удивился Чекисто, - я не видел никакой корчмы…»
«Да я вижу, что ты НИЧЕГО НЕ ВИДИШЬ!» - яростно зашипела Леди Вамп. «А ну, командуй разворот, пока остальные ничего не поняли!»
«О, Боже, как же стыдно!» Второй раз в жизни Чекисто испытывал такой страшный стыд. Чекисто застонал, скрипнув зубами: он хорошо помнил тот, первый раз…

ДжакомоГрелли   Офлайн

Бот 1.0

 

19 марта 2015 в 11:18   |   20

Сказка
(продолжение)

…Второй раз в жизни он испытывал такой страшный стыд. Чекисто застонал, скрипнув зубами: он хорошо помнил тот, первый раз…
…Чекисто было не больше пяти лет. Родители на лето отправили его в деревню к бабушке. Деревенская жизнь понравилась Чекисто. Кролики, гуси, коровы, свиньи, куры – где еще он мог увидеть столько живности! Причем не только увидеть, но и ухаживать: носить корм, обновлять питье, следить чтобы никто не пропал. Чекисто был счастлив. Особенно понравилось ему наблюдать за выводком цыплят, недавно высиженным пестрой несушкой. Маленькие живые комки пуха приводили Чекисто в восторг. Он мог часами наблюдать как эти желторотики ходят по пятам за наседкой, пищат, дерутся, осваивают территорию двора. Особенно привязался Чекисто к одному цыпленку, отличавшемся от своих собратьев и сосестер белым окрасом своего пуха. Цыпленок тоже признал Чекисто и часто отбегал от наседки и товарищей, чтобы клюнуть зернышки, принесенные другом специально для него. В конце концов он настолько привязался к Чекисто, что увидев его во дворе, стремглав мчался к нему, невзирая на все опасности, везде подстерегающие мягкий белый комочек. Бабушка шутила, что Чекисто сделал из цыпленка собаку, и скоро ему будку надо будет организовать.
Однажды утром бабушка пришла к Чекисто и пожаловалась: «По ночам в курятник повадился ходить хорек. Двух куриц задушил. Странно, как он туда пробрался, ведь дверь в курятник была заперта?» Они с Чекисто тщательно обследовали каждый закоулок курятника и нашли небольшую дыру в деревянной стене. Бабушка попросила внука починить к ночи прореху (Чекисто уже тогда был очень смышленым мальчуганом). Чекисто обещал…
День выдался жаркий, и Чекисто вместе с остальной деревенской пацанвой провел его на речке, купаясь, играя в футбол, волейбол и страйкбол. Дыра в стене вылетела у него из головы.
Домой Чекисто вернулся под вечер, уставший. Поужинав, он сразу направился к своей кровати.
«Чекисто, а ты заделал дуру в курятнике?» - спросила его бабушка. Он вспомнил. Но так ныли измученные мышцы, так манила к себе кровать… «Конечно, бабушка, ведь я обещал». Чекисто прыгнул в постель и сразу провалился в сон. Ему приснился кошмар: его белый товарищ цыпленок убегал от какого-то зубастого чудовища. Каждый раз ему чудом удавалось увернуться от оскаленной пасти, но монстр был все ближе и ближе. Завидев Чекисто, цыпленок со всех ног кинулся к нему. Чекисто протянул руки, чтобы схватить друга и унести его от чудовища. Не хватило двух сантиметров. Пасть хищника сомкнулась на мягком белом тельце, и не успел Чекисто опомниться, как черная тень растворилась в ночи…
Чекисто вскочил, скованный диким горем, и тут же благословенное облегчение окутало его: это был сон, кошмар во сне – и ничего больше! Чекисто вдохнул полную грудь свежего чистого воздуха, заполнявшего спальню из открытого окна. Солнце вовсю светило с голубого неба, радуясь новому дню.
Вошла бабушка. «пойдем, Чекисто», - сказала она всего два слова. Чекисто хотел спросить ее, куда они пойдут, но слова почему-то застряли в горле. Молча они вышли во двор и направились к курятнику. Чем ближе они подходили к нему, тем больше хотелось чекисто убежать со двора, с улицы, с деревни…Он не убежал.
Желтые тельца задушенных цыплят ярко выделялись на темном полу курятника. А среди них бросался в глаза маленький белый комочек…
В глазах Чекисто потемнело. Он помнил как выскочил через открытую дверь на улицу, помнил, как бежал, не разбирая дороги, как горло словно сковали гигантскиеклещи, не пропуская спасительные рыдания. Как его нашли без сознания далеко в поле он не помнил. Как и того, сколько пролежал в бреду и сильнейшем жару, когда отсутствие сознания сменяется ничем не укротимой истерикой.
Выздоровев, Чекисто стал другим Человеком. Он дал себе клятву, что отныне его девизом стал Долг. Его целью стал Долг. Смыслом его жизни стал Долг. Пока Чекисто жив, он будет выполнять свой Долг, и ничто не собьет его с этой стези.
Выбранный девиз определил ВУЗ и профессию. Учеба – на юрфаке, работа – в одной из самых могущественных Контор, стоящих на страже Родины. Чекисто решил, что будет безупречным сотрудником. День и ночь тренировал он тело, ум и психику. Юриспруденция, иностранные языки, математика, логика, философия, литература разных стран, криминалистика, физика, химия, биология – все это Чекисто изучил в совершенстве. Синяки не успевали сойти после тренировок по рукопашному бою. Любым оружием он стал владеть мастерски.
Чекисто стал незаменимым, идеальным сотрудником Конторы. Начал он как рядовой агент, выслеживающий шпионов, где бы они не оказались. Никто не мог уйти от Чекисто, никому не удавалось его обмануть, переиграть. Количество обезвреженных врагов Родины увеличивалось. В Конторе заметили способного стажера. Чекисто рос в чинах. Росла и его слава.
Каждую ночь Чекисто снился один и тот же сон: он – маленький мальчик, ростом с котенка, резвится на солнечной лужайке, и вдруг, какая-то тень падает на него – монстр-убийца. Чекисто в ужасе пытается убежать. Но чудовище легко нагоняет его. Вот его зубы смыкаются на теле Чекисто. Тот издает предсмертный крик, полный тоски и безнадежности. Вдруг – выстрел, страшные челюсти разжимаются, Чекисто свободен. Упав на землю, он вскакивает на ноги, чтобы отблагодарить своего спасителя. Огромный белый цыпленок смотрит на него. За его спиной ружье. Он с гневом смотрит на Чекисто, ни слова не говоря. Его глаза полны презрения. Чекисто хочет вымолить прощение, узнать как он может искупить ужасный свой грех, но цыпленок поворачивается к нему спиной и гордо уходит в неясную дымку.
Выполняя свой Долг, выслеживая врагов, Чекисто надеялся, что его совесть очистится, цыпленок из его снов простит его. Список обезвреженных врагов рос, а цыпленок продолжал навещать его в снах. И гнев был в его глазах.
И все же совесть Чекисто очистилась. Он совершил подвиг, который смыл с него застарелую вину. Агент 007 Джеймс Бонд с обычной своей самоуверенностью сунулся с какой-то миссией в Ситкомию. И был встречен Чекисто…
Чекисто не стал убивать знаменитого шпиона. Насилие претило ему. Он просто сдал Бонда Конторе…
Когда Джеймса Бонда наконец отпустили на свободу, его волосы были полностью седые. Бонд отбыл к себе на родину, получив добрый совет не соваться больше в Ситкомию во избежания несчастного с ним случая. Бонд, трясясь, убрался.
И долго потом судачили в Лондоне, да и по всему миру, почему жгучий брюнет Джеймс Бонд превратился в блондина с волосами цвета пшеницы?



И только в конторе знали, что под светлой краской легче скрыть седину.
После поимки Бонда Чекисто вернулся к себе домой, измотанный физически и психически. Поэтому он не может сказать сон это был или чудесная явь. Вместо одной из стен его спальни появилась золотая дымка, искрящаяся волшебством. Оттуда вышел маленький белый цыпленок. Ружья у него не было. Он подошел к Чекисто, и тот взял его на руки. Несколько минут они смотрели друг другу в глаза…Слова были не нужны.
«Ты молодец, - сказал наконец цыпленок, - на тебе нет Вины». Слезы радости и облегчения наполнили туманом глаза Чекисто. Он зажмурился, а когда снова открыл их, цыпленка уже не было. Совесть Чекисто стала чиста…
…»Я вижу, что ты НИЧЕГО НЕ ВИДИШЬ», - злобно зашипела Леди Вамп. Чекисто посмотрел на нее, на своих товарищей. «Спокойно, барышня, главное – осознать ошибку».
«Разворачиваемся, - скомандовал он партизанам, - мы идем в Корчму».

ДжакомоГрелли   Офлайн

Бот 1.0

 

25 марта 2015 в 10:29   |   21

Сказка
(продолжение)

Меньше часа понадобилось партизанам, чтобы достичь корчмы. Снаружи оан представляла собой величественное здание, оформленное в национальном колорите одной из иностранных держав. Внутри был покой. Уют и тепло. Только усевшись всей компанией за изящный столик, партизаны почувствовали, как они устали. Лихорадочный многочасовой спурт по лесу, когда по пятам гонится беспощадный враг – такое утомит даже героев.
Корчма принадлежала трем братьям, которые были одновременно владельцами и шеф-поварами. Роли помощников, поварят и официантов выполняли их многочисленные сыновья и дочки, шустро сновавшие по всей корчме, стараясь никого не заставить ждать.
Богатое меню, располагающая обстановка, тихая музыка, сменяющаяся иногда быстрыми ритмами…Что еще нужно для хорошего отдыха? Даже строгий Чекисто не смог отказать себе в паре энергичных танцев. А потом он поймал миловидную официантку и закрутил ее в романтическом медляке…
Все тщетно – тягучая, муторная мысль не хотела отступаться. В конце концов Чекисто сдался и вернулся в компанию за столиком.
«Скажи, Леди Вамп, - обратился он к провожатой, - ты говорила что-то о Великом Искушении. Что ты имела в виду?»
Леди Вамп помолчала немного. «Дело в том, Чекисто, что взрослый человек в жизни может встретиться с одним из трех Великих Искушений: Власть, Слава и Любовь. Если он достойно выдержит эту встречу, то станет Человеком – с большой буквы. Если нет – скатится в дегенераты».
«А почему только три Искушения? По моему их гораздо больше», - задумчиво спросил ПанцерФокс. «Все остальные – лишь производные от этих трех, - ответила Леди Вамп, - да вы сами попробуйте придумать что-то кроме этой тройки».
«Да сколько угодно, - самоуверенно заявил Срейзор, - Ну, например: обжорство, жажда уюта, секс, наркотики, гонки на мотоциклах и вообще экстрим…Ну, достаточно, наверное».
«И это ты называешь искушением?» - презрительно фыркнула Леди Вамп, казалось, лишь чистота вокруг мешает ей сплюнуть. «Давай разберем твои очень умные примеры: обжорство – это или защитная реакция от стрессов, или сбой в физиологии. Обжираясь, человеку начинает чувствоватьсебя плохо. А истинное Искушение всегда приносит только эйфорию, и его много никогда не бывает. Жажда уюта говорит лишь о слабости, недостатке энергии. Вспомните: «что может быть печальней, чем комнатный уют, коль ветры странствий дальних на подвиги зовут…» А я говорю о здоровом человеке. Я говорю об Искушении, а больному в радость даже отсутствие боли. Секс ближе к теме, но рано или поздно даже Казанова устает от него и хочет одохнуть не только физически, но и морально. А от настоящей ВЛАСТИ, СЛАВЫ И ЛЮБВИ, уверяю вас, даже на миг оторваться страшно. Наркотики, экстрим – всего лишь способы производства внутри человеческого тела определенных биохимических веществ. Не наркотики важны, не экстрим, а опиаты и амфетамины, которые с ними связаны. Власть , Слава и Любовь важны для человека сами по себе. Найди мне идиота, который выберет дозу наркотика вместо любви СВОЕЙ ЕДИНСТВЕННОЙ, когда чувство любви по силе как минимум не уступает самым сильным глюкам. Так что не путайтесь, герои. Великих Искушений только три. Вы молодцы, вырвались. Такое не удается почти никому».
«Значит Валтариус оказался слабаком…,- медленно проговорил Чекисто. – Забыл Долг, забыл товарищей». «Верно, - ответила Леди Вамп, - хотя… Хотя есть еще одна возможность, но она практически невероятна». «Что за возможность?» - заинтересовались партизаны. «Возможность того, что с Великим Искушением встретилась его Судьба. Будь то Власть, Слава, или тем более любовь. Тогда сдача Искушению не ведет к деградации и гибели, а наоборот – к максимальной реализации человека.»
«Значит, - сказал Чекисто, - есть шанс, что Валтариус не погиб? Что он встретил свою любовь?»
«Можно сказать, что шанса нет», - отмахнулась Леди Вамп. Она вытащила иголку и нитку. «Шанс такой же как бросить нитку и попасть броском в игольное ушко. Просто невозможно».
Чекисто взял у удивленной Леди Вамп нитку, а иголку воткнул острием в деревянный стол. «Что ты собираешься делать?» - насмешливо поинтересовалась Леди Вамп. Но Чекисто не ответил. Глаза его сузились, лицо окаменело. Весь мир стремительно начал удаляться, пока не исчез совсем. Осталась лишь нитка и иголка…Бросок. Нитка мягко проскльзнула в игольное ушко…
Партизаны издали единый вздох. Горло Леди Вамп судорожно подергивалось, как будто она глотала рвущийся наружу крик. «С вами, парни, похоже, ничего невозможного нет», - сказала она наконец.
Чекисто, сам потрясенный результатом своего броска решил узнать все до конца.
«Скажите, Леди Вамп, откуда у Дарьи, Мельниковой дочки такой страшный дар? Ведь такие встречаются одна на миллион». Леди Вамп покачала головой: «не одна на миллион, а одна в целую эпоху. В истории известны некоторые воплощения Великого Искушения Любви.Афродита, Венера, Елена Троянская, Елена Прекрасная, Шемаханская Царица, Марья Моревна великая королевна, Мерилин Монро…Можете быть уверены, что такая на Земле всего одна».
«Но откуда у нее такой дар?» - заерзал от любопытства Срейзор.
«Дело в том, - начала Леди Вамп, - что у нас лес волшебный. Фей, ведь, колдунов и волшебников – через одного. Один из самых могучих чародеев редко показывается даже обитателям леса. Но у него есть одно правило: человека, для которого наш лес – родной, он награждает определенным даром, каждого – своим. Есть только одно условие: человек этот должен родиться в воскресенье. У нас даже есть стихи об этом:

Под косматой елью,
В темном подземелье,
Где рождается родник –
Меж корней живет старик.
Он неслыханно богат.
Он хранит заветный клад.
Кто родился в день воскресный,
Получает клад чудесный.

Ну вот…Наша Дарья, Мельникова дочка родилась 9 февраля восемнадцать лет назад…»
« Так-так-так, девятое февраля…восемнадцать лет назад», - брови Срейзора усиленно зашевелились в такт напряженной мысли.
«Не трудись, Срейзор, - сказал Чекисто, - это – воскресенье».
Партизаны замолчали. Каждый думал о своем.
«Ну хорошо, - нарушил молчание ПанцерФокс, - а что случается с теми, кто не устоял перед Дарьей, но неявляется ее судьбой? Что с ними?»
«Не хотела я вам этого говорить, но если сами спрашиваете…- нехотя проговорила Леди Вамп, - Дело в том, что человек, не устоявший перед Великим Искушением, теряет свою волю. Он отвергает все свои идеалы, забывает привычки, лишается мировоззрения. Можно сказать, что из него вынут стержень. Но Великое Искушение вынимает стержень не только из психики человека, но и из его тела. Жизнь – это Дух, Сознание. Когда они распадаются, тело тоже не может сохранять целостную структуру. И оно…оно превращается в муку!» «Да-да, - воскликнула Леди Вамп, отвечая на шокированные взгляды партизан, - в муку! А как вы думали, откуда на Мельнице появляется мука, если кругом лес и нкаких полей под зерно?!» «И знаете, что, - продолжила она, глядя на Чекисто, который ел в это время сдобную булочку, - Мельница поставляет муку по всему лесу. Так что ты, Чекисто, возможно ешь сейчас Валтариуса!!!»
Рука Чекисто дрогнула на мгновение. Всего лишь на одно…Затем он, глядя в упор на Леди Вамп со смаком откусил большой кусок булочки. «Откуда Вы знаете все это, Леди Вамп? Вы были на Мельнице?» «Боже, упаси, - воскликнула Леди Вамп, - я не собираюсь попасть в пирожное!»
«Тогда откуда?» - не отставал Чекисто, буравя взглядом свою собеседницу. Леди Вамп заколебалась: « Ну…это все знают…Люди говорят». Чекисто улыбнулся и откинулся на спинку стула. «Я не верю в это!» - и с этими словами проглотил остаток сдобной мягкой вкусной булки.
Леди Вамп покраснела. «Знаете что ребята, я должна вам сказать, что покидаю вас».
Партизаны потрясенно уставились на нее. «Да ладно, Леди Вамп, это не серьезно. Да не обижайтесь Вы…» - примирительно сказал Чекисто. «послушай, Чекисто, не тупи, - зло огрызнулась провожатая, - Обида здесь ни при чем. Лёка подробно тебе все объяснила. Есть определенные правила: провожатый может довести своего подопечного лишь до следующей преграды. Дальше герой должен найти себе другого проводника». «Так что, эта Корчма – очередное место опасности?» - спросил, подозрительно оглянувшись ПанцерФокс. «А ты как думал? – ответила Леди Вамп. Не мы такие – лес такой.»
« Послушайте, не бросайте нас. Где мы найдем другого проводника? - Чекисто уже начал волноваться всерьез, - мы ведь даже карту не успели взять у Лёки».
«Ничем не могу помочь, - развела руками бывшая провожатая. – А проводник должен сам объявиться. Вы только держите глаза широко раскрытыми и не щелкайте клювом».
«Ну ладно, - потянулась Леди Вамп. – Хорошо с вами, но мне пора. Пойду, подышу свежим воздухом, да и домой». С этими словами Леди Вамп, успевшая стать для партизан совсем родной, встала из-за стола и направилась к выходу. Партизаны потрясенно молчали. Встал Ромб. «Я пойду, попробую ее уговорить остаться», - сказал он и тоже вышел.
Не успела захлопнуться дверь за Леди Вамп и Рмбом, как к столику героев подошел высокий мужчина в строгом костюме.
«К вам можно присесть? – спросил он. – Меня зовут Фон Студент».

Oz_The_Great_and_Powerful   Офлайн

Тыкается с коблухой

 

25 марта 2015 в 12:03   |   22

Хотя есть еще одна возможность, но она практически невероятна». «Что за возможность?» - заинтересовались партизаны. «Возможность того, что с Великим Искушением встретилась его Судьба. Будь то Власть, Слава, или тем более любовь. Тогда сдача Искушению не ведет к деградации и гибели, а наоборот – к максимальной реализации человека.»

Да, видимо надо что-то переписать в сценарии.
Самое простое - переименовать героя в Артуриуса. Ну а если посложнее, пусть Артуриус будет носатым карликом-злодеем, который заберёт себе Мельникову дочку.

ДжакомоГрелли   Офлайн

Бот 1.0

 

26 марта 2015 в 20:49   |   23

Сказка
(продолжение)

…К столику партизан подошел высокий мужчина в строгом костюме. «К вам можно присесть? – спросил он. – Меня зовут Фон Студент».
Не дожидаясь приглашения, мужчина присел на освободившийся после Ромба стул.
«Прошу прощения, но я случайно подслушал ваш разговор с той милой барышней, - сказал Фон Студент, – как я понимаю вы – герои, а она была вашим проводником?»
«Допустим, - сказал осторожный Чекисто, - и что дальше?»
«А дальше то, что вы ищете нового проводника, если я хорошо услышал?» - заявил партизанам их новый знакомый, улыбаясь на все 32 зуба. «Вы хорошо услышали, - хмуро подтвердил Чекисто. – А Вы, что, проводник?»
«Совершенно верно, как говорится Qui quarit, reperit»
«Может Ромб уговорит Леди Вамп остаться с нами», - заявил ПанцерФокс. «Нет, уважаемые партизаны, - сказал Фон Студент, - хоть и сказано Dum spiro, spero, но вы можете на это не надеяться. Ушедший проводник не возвращается. Советую вам побыстрее это понять и принять меня в свою компанию. Как говорится Periculum est in mora». «Но говорят также Festina lente» - упорствовал невозмутимый Чекисто.
«Nemo omnia potest scire, - не сдавался Фон Студент. – Поверьте, Леди Вамп ушла навсегда. Abiens, abi!»
«Но мы не знаем Вас, - сказал Чекисто. – Может Вы лазутчик Философа. Как мы можем доверить нашу судьбу и судьбу Ситкомии сомнительному проводнику и подвергать все дело опасности?»
Фон Студент кивнул головой. « Audacia pro muro habetur! – заявил он торжественно.-
Volens, nolens вы должны мне поверить. Другого проводника вам здесь не найти. Если уж решили дать отпор Философу, то не останавливайтесь на полпути. Si vox est canta. Вы должны положиться на меня, нравлюсь я вам или нет. Equi donate dentes non inspiciuntur. Amicus certus in re incerta cernitur.
Чекисто казалось принял решение: « Alea jacta est! Aut Caesar, aut nihil! Dulce et decorum est pro patria mori!»
«Эй, мы вам не мешаем?» - раздраженно спросил Срейзор. « O tempora, o mores! – воскликнул Фон Студент, - С каких это пор дети перебивают своих командиров? Nota bene, молодой человек, вы не должны вмешиваться в переговоры. Не хочу показаться грубым, но Quo vicit Jovi, non licit bovi! Не буду даже переводить, чтобы никто не обиделся, это реальная жесть».
«У нас все равны, уважаемый, - с угрозой сказал ПанцерФокс (Чекисто кивнул головой), - хватит кривляться. Пора о деле поговорить».
« О да! – воскликнул Фон Студент – Дело прежде всего. Итак, должен вам напомнить, что у проводников в нашем лесу есть определенные правила работы. Мы не берем денег за свои услуги, но оказываем их только тем, кто справится с тремя заданиями. Таков закон Dura lex, set lex, как говорится. Простите».
Партизаны помолчали, обдумывая уловия. Наконец Чекисто принял решение: «Хорошо, - сказал он Фон Студенту, - каково же первое задание?»
«О, совершеннейший пустяк. Я знаете ли обожаю поэзию Гёте. И коллекционирую разные переводы его произведений. Вот взгляните-ка, - он положил перед героями листок бумаги, - здесь напечатана знаменитая поэма Гёте о Русалке Лореляи. На немецком языке, естественно. Так вот, ваша задача сделать мне стихотворный перевод на наш язык».
Срейзор поперхнулся чаем. Чекисто покачал головой. ПанцерФокс задумчиво глядел на листок бумаги.
«Ничего себе задание, - сказал ПанцерФокс, я конечно – кабальеро, и каждый кабальеро обязан быть поэтом и сочинять стихи, но на немецком я ни слова не знаю».
«Вообще то я владею немецким в совершенстве, - скромно заявил Чекисто, - так что, товарищи, по-моему у нас есть все, чтобы справиться с заданием».
Партизаны сгрудились над листком бумаги. Несколько минут доносились невнятное бормотание ПанцерФокса, хихиканье Срейзора и четкий шепот Чекисто. Наконец все было готово. Поэтический перевод великой поэмы читал Срейзор:

Расскажу я вам ребята.
Про девчонку Лореляи.
Ох красива была девка!
Чтоб сказать и не соврать.
Лишь один был недостаток
У девчонки Лореляи:
Вместо ножек – хвост акулий,
Вот такая незадача.

Было правда утешенье
У девчонки Лореляи:
Очень петь она любила
По утрам и вечерам.
Пела – так себе, конечно,
Но зато – собой красива!
И одежды – только малость:
Две сережки в мочке уха.
Вот такое было соло.

Ну, конечно, капитаны
Молодые и не очень
Табунами приплывали
На различнейших плавсредствах.
Сразу всех она пленяла
(Не подумайте, что песней)
С каждым разом принимала
Она позы все чудесней.

Ну, конечно же, случались
Из-за этого несчастья:
Столкновенья лодок рифов…
Очень многие тонули.
Те же, кто умели плавать
И вылазили на берег
Попадали на допросы
Своих жен и адмиралов.

Те сурово их пытали:
А скажите ка, ребята,
За каким вас в эту бухту
Прямо к рифам заносило?
Что же вы, редиски злые,
Девки голой не видали?
Жеребцы вы, бес вам в ребра,
Отвечайте, кобелины!!!

Отвечали им матросы
И седые капитаны:
Эти ваши подозренья –
Только злые наговоры!
Не видали мы девчонки
Просто музыки хотелось.

Ну вы сами посудите:
Восемь месяцев без бабы
Я хотел сказать – без песни.
Что же может быть чудесней
После плаванья по морю
Душу музыкой утешить?
Ну а вы…Как вам не стыдно
Обвинения в разврате
Без стеснения бросать!

Так как всем на удивленье
Показанья совпадали
Не могли им не поверить
Жены, как и адмиралы.

Вот так славу заслужила
Своим пеньем Лореляи.
Про нее легенды были
С мощной силой поэтизма.
И не только ведь на Рейне:
У народов разных стран –
То русалки, то сирены
Зазывали моряков.

С Одиссеевых времен
Не дошло до нас имен,
Но сказанья и баллады
Мужики передавали,
Что велись они повсюду
На красавиц сладкозвучных.
Да и как не поведешься!
После стольких дней унылых
По бескрайним океанам
Женский голос слух ласкает,
Никуда не убежишь…

Только в век эмансипации
Позабыты предрассудки
Типа: женщина на лодке –
Непременно всем погибель.
И теперь мужчины в море
Больше не скучают даром:
С ними – классные девчонки
(Хоть на всех их не хватает).
И забыты все преданья
О русалках и сиренах,
Им не заманить в пучину
Смелых, гордых мореходов!

Вот так эмансипация спасает мужиков,
А они еще и не довольны!

«Хм…оригинальный подход». – Фон Студент задумчиво склонил голову. «О, Гёте, как ты велик!..Хорошо, первое задание принимается. Вот вам второе: вы рассказывали мне, что рост злого Философа около двадцати метров. Учитывая, что вес нетолстого двухметрового человека равен около ста килограммов, рассчитайте мне сколько примерно весит Филооф?»
Срейзор вскинулся сразу: «Ерундовое задание, - пренебрежительно хмыкнул он. – Если двухметровый человек весит сто килограмм, значит двадцатиметровый – тысячу. Ну что, я решил задачу?» - он победно оглянулся на своих товарищей.
«К сожалению нет, - ответил Фон Студент. – Сразу видно, что вы плохо учили математику и биологию». «У меня по ним четверки», - обиженно сказал Срейзор.
«Нет такой оценки, молодой человек, - заявил Фон Студент. – Или вы знаете предмет на пять или не знаете…Ну посудите сами: двадцатиметровый монстр! Это значит, что слоны будут ему по коленку. А ведь слоны весят несколько тонн. Вы же сами рассказывали как дрожала земля за километр от Философа. Неужели одна тонна способна вызвать такую дрожь?»
«Подождите, товарищ, - вмешался Чекисто, - мы тут с ПанцерФоксом посовещались и думаем, что у нас есть более верный ответ: двадцатиметровый Философ весит примерно…» И Чекисто сказал правильный ответ.
« Что ж, молодцы! – развел руками Фон Студент. – Вы почти у цели. Вот вам последнее задание: вы все из школьного курса геометрии, наверное, помните что такое прямая и луч. Тому, кто не помнит (покосился на Срейзора), я напомню: прямая – это линия, не имеющая ни начала, ни конца. Луч – это прямая линия, имеющая начало, но не имеющая конца. Вопрос: что длиннее: прямая или луч?»
Герои медленно переваривали полученное условие. «Ну, мне кажется, - осторожно начал Чекисто, - что длиннее прямая, раз у нее нет ни начала, ни конца, а у луча есть начало…».
«Позвольте, уважаемый, - не согласился Фон Студент, - прямая имеет бесконечную длину. Но и ЛУЧ ТОЖЕ имеет бесконечную длину! Ведь у него нет конца, хоть и есть начало! Как же может одна бесконечность быть длиннее другой? Это же абсурд!»
«А-а, прикол понял, - сказал ПанцерФокс, - начало и концы – это все, чтобы сбить с толку! А на самом деле их длина одинакова, что у луча, что у прямой, раз они оба бесконечны!»
«Позвольте с Вами не согласиться, кабальеро, - промурлыкал Фон Студент. – Если в любом месте прямой поставить точку, то она поделит эту прямую ровно на два луча, не так ли? Получается прямая состоит из двух лучей, а значит ровно в два раза длиннее луча».
«Значит Чекисто правильно ответил?» - пробормотал сбитый с толку ПанцерФокс.
«Да нет же, мы его ответ уже подробно обсудили, и пришли к выводу, что он ошибочен, разве не так?» - Фон Студент похоже наслаждался тупиком, в который поставил героев.
«Похоже, эта задача не для математика, а для философа», - медленно сказал Чекисто, устремив испытывающий взгляд на Фон Студента. «И что же вас смущает? – Фон Студент, казалось не заметил возникшего напряжения. – Ведь вы же изучали философию?»
«Да ну, какая то фигня, - тряхнул головой Срейзор. Не задача , а полная чушь: то неправильно, это неправильно…» Он осекся, его лицо вытянулось. Побелело, затем покраснело…К столику партизан подошла маленькая девчушка лет шести-семи. Она тоже работала официанткой и принесла партизанам прохладительные напитки.
«Кто это?» - шепотом спросил Срейзор у Фон Студента.
« Это? Это Катя, Старшова брата меньшая дочь».

ДжакомоГрелли   Офлайн

Бот 1.0

 

06 апреля 2015 в 18:47   |   24

Сказка
(продолжение)

…Лицо Срейзора вытянулось. Стало бледным, потом покраснело. «Кто это?» - спросил он у Фон Студента.
«Это? Это Катя, Старшова брата меньшая дочь».
«Что с тобой, Срейзор?» - Чекисто почувствовал неладное, видя как младший товарищ встает как сомнабула из-за стола, на лице его – бешеная смена чувств.
«Пуговка, Пуговка…» - Срейзор потянулся к девочке.
«Остановись, Срейзор!» - Чекисто попытался схватить товарища за руку. Однако его собственная рука была отброшена неожиданно мощным ударом.
«Пуговка! Пуговка! Пуговка!» - Срейзор казался невменяемым. Девочка удивленно смотрела на него. «Пуговка! Пуговка!» - Срейзор как-то странно косолапядвинулся к маленькой официантке. «Пуговка!!! Пуговка!!» «ПанцерФокс, хватай его!» - закричал Чекисто, вскакивая из-за стола, но было уже поздно: «Пуговка!!!!! Пуговка!!!!!» - к ногам маленькой Кати упал большой коричневый медведь. На затылке у него была прореха, из нее торчал поролон. Пуговка Срейзора, которую он всегда носил с собой, со стуком упала рядом с ним.
Маленькая Катя, Старшова брата меньшая дочь, ничуть не удивившись, подняла с пола пуговку, затем подошла к столику партизан и вытащила из него иголку с ниткой. Чекисто и панцерФокс как зачарованные смотрели за всеми этими манипуляциями. Подойдя к медведю, Катя, Старшова брата меньшая дочка нежно погладила его по голове: «Бедненький Бублик! Сейчас я тебя вылечу».
«А почему Бублик?» - задал самый глупый в своей жизни вопрос Чекисто.
«Дядя, если Вы такой умный, то почему Вас Емеля зовут?» - ответила маленькая девочка.
«Почему Емеля?..» - начал Чекисто и поперхнулся. Катя, Старшова брата меньшая дочка положила на затылок Бублику пуговку. Воткнула иглу…



…Леди Вамп вышла из Корчмы, дрожа от негодования. «Этот выскочка Чекисто! Как он посмел не верить ее словам. Да еще так нагло высмеял их…Эти его страшные серые глаза!..Обычно такие мягкие, такие добрые. Но иногда становятся твердыми, как сталь. И острее шпаги! И тогда – жесть тому, на кого они смотрят. Именно так Чекисто посмотрел на Леди Вамп, когда та рассказала о Мельнице и муке. Да уж, если бы Леди Вамп не убежала, то сама превратилась бы в муку под эти страшным взглядом. Так смотреть умеет еще только Лёка, когда хватает племянницу за руку в каком-то неблаговидном поступке».



…Леди Вамп стояла во дворе Корчмы и дышала чистым успокаивающим воздухом…Скрипнула дверь. Из Корчмы вышел ромб. Глаза Леди Вамп затлели скрытым огнем.
«Послушайте, Леди Вамп, так просто нельзя, - начал наверное самую длинную речь в своей жизни Ромб, - Вы – наша проводница. Разве Вы не обещали Лёке, что будете помогать нам? Разве Вам самой не хочется, чтобы мы победили Философа?»
«Послушай, Ромбик, - промурлыкала Леди Вамп, - я своих решений не меняю. Вам придется искать другого проводника. Но я хотела бы поговорить с тобой вот о чем…» Она медленно приблизилась к Ромбу. «Видишь ли, до избушки Лёки далеко…Не хочется переться туда пешком».
«Но причем здесь я? – удивился Ромб. – Чем я могу Вам помочь?»
«Можешь, Ромбик, можешь, - ласково сказала Леди Вамп. – Понимаешь, у Лёки есть флаер, и она летает на нем везде. Очень редко пешком ходит. А вот у меня флаера нет. Разве это справедливо?»
«Я Вас не понимаю, Леди Вамп», - в нижней части живота Ромба начало зарождаться какое-то вязкое, тягучее, муторное ощущение. Но что за ощущение он не мог понять.
«Не могу же я отобрать флаер у Лёки и отдать Вам!»
«Даже сотня таких, как ты, не смогут отобрать флаер у Лёки, - усмехнулась Леди Вамп. – Но мне он не нужен. Лёкин флаер уже устаревший. А мне хочется посовременнее…Самой последней модели…Знаешь какая она, Ромбик? Она…ромбовидная».
Муторное неопределенное ощущение внизу живота наконец оформилось. Паника…Странная, без видимых причин. Без пока еще неосознанных причин!
«Что Вы хотите этим сказать? Чем я могу Вам помочь, Леди Вамп?» - голос дрогнул и в конце дал предательского петуха. Ноги Ромба почему-то самисделали шаг назад.
«Я думаю, ты уже понял, Ромбик, - усмехнулась Леди Вамп, - ты можешь…Ты можешь правратиться во ФЛАЕР!»
Паника прорвала плотину, заполнила все тело. В ушах Ромба противно зазвенело. Ноги стали ватными. «Не показывать! Не показывать страха!!!» - иногда Ромб умел приказывать самому себе не хуже Чекисто.
«Что Вы имеете в виду? – с нервным смешком поинтересовался Ромб. – Как я могу превратиться во флаер?»
«Очень просто, Ромбик, - прошептала Леди Вамп. – Мне нужно только укусить тебя. Попробовать твоей драгоценной крови…И ты сразу станешь флаером. Красивым, современным. Я буду гордиться тобой».
Внезапная догадка пронзила мозг ромба: «Так значит тот парень…Андрей…Энди. Значит он…»
«Молодец, Ромбик, догадался! Ну да, прохожий молодец…был. Был, пока в избушку к Лёке не попал. А потом он уже некуда не ходил…Только летал!» - Леди Вамп засмеялась красивым мелодичным смехом. «Ну хватит болтать, Ромбик, пора…» Леди Вамп начала медленно наступать на Ромба. Паника, наконец, захлестнула и мозг героя. Выставив руки в тщетной защите от вампирши, единственное на что Ромб был способен – приказать ослабевшим ногам пятиться назад…Спина уперлась в забор. «Стой, остановись! Я буду кричать!» - выложил свой последний козырь Ромб… «М-м-м… Это как ваниль в пирог…» - нежно сказала леди Вамп. Одним прыжком она уничтожила расстояние между собой и Ромбом. Длинные, цепкие пальцы впились в руки героя, голова склонилась над его шеей. Четыре огромных белоснежных клыка сверкнули на солнце…
…Весь персонал Кормы уже несколько минут пытался успокоить двух странных мужчин, бушевавших в зале и несших бред…Особенно неистовствовал тот, что пониже.
«Верните срейзора! – орал Чекисто, - Вам не удастся остаться безнаказанными!»
«Да, если вы не вернете Срейзора обратно, мы разнесем всю эту халабуду к чертовой матери!» - вторил ему черноволосый, по виду – испанский кабальеро. А рядом с ними стояла всем известная Катюшка, Старшова брата меньшая дочка и крепко прижимала к себе большого игрушечного медведя.
«В чем дело? - в зал вышли все трое братьев. – Что вам нужно от ребенка?» Следом за братьями подтянулись их многочисленные сыновья. Некоторые габаритами не уступали Рагносу…
Голова Чекисто была пуста от шока. Он не знал, что нужно делать! Впервые Долг молчал. «К кому обращать претензии? Кого привлекать к ответсвенности за Срейзора? Маленькую девочку Катю? Братьев? Официантов?» Он не мог ясно выразить свои требования. «Верните Срейзора», - тупо повторял он , прекрасно осознавая всю глупость своих слов со стороны. В конце концов он шагнул вперед и схватил медведя.
Катя, Старшова брата меньшая дочка взвизгнула и дернула Бублика к себе. Корчму наполнил угрожающий ропот. Не менее двадцати могучих мужчин надвинулись на героев.
«Не пытайтесь меня остановить», - сурово сказал Чекисто…
…Страшный предсмертный крик, донесшийся с улицы, перекрыл гул голосов в Корчме. Чекисто и ПанцерФокс переглянулись и бросились на улицу.
На улице светило солнце. На чистом голубом небе не было ни облачка. Леди Вамп обернулась на стук открываемой настежь двери. Ее зубы и рот были в крови.
«Что случилось? – крикнул Чекисто. – Божде, Леди Вамп, откуда эта кровь?»



«Да вот, задумалась и губу прокусила», - объяснила бывшая провожатая, быстро вытирая кровь платком. Чекисто подошел к ней, посмотрел на губы: раны не было.
«А где рана?» - спросил он. «А зажила уже! - весело ответила Леди вамп. – У нас у Ледей Вапмов все заживает как на собаке. И даже быстрее». Чекисто сдвинул брови, но его мысли прервал ПанцерФокс: «А где Ромб? – крикнул он, обращаясь к Леди Вамп. - Он же был с Вами!»
«Ой, мальчики, что было, что было! – затараторила Леди Вамп. – Тут дракон прилетал и хотел меня съесть. А Ромб как рыцарь бросился на него, чтобы меня защитить. Дракон пыхнул огнем, и наш Ромбик… (тут Леди Вамп всплакнула, прижимая к глазам окровавленный платок)… и наш Ромбик испарился».
«Как так испарился?!!» – голова у Чекисто шла кругом: творилась какая-то фантасмагория: в милой, уютной Крчме они умудрились потерять сразу двух товарищей! И виноватых не было! «Как испарился?!!» – закричал он, понимая, что теряет самообладание.
«А вот так, взял и испарился! – заявила упрямо Леди Вамп. – Я чуть в обморок не упала от ужаса и горя», - спокойным голосом закончила она.
«А где дракон?» - не сдавался Чекисто. «А улетел», - охотно объяснила леди Вамп. «Ну ладно, мальчики, мне пора, я полетела», - сказала она и направилась к флаеру. Новому. Ромбовидному…



«Стойте, Леди Вамп, -закричал обалдевший ПанцерФокс (та замерла). – Откуда у Вас флаер?»
«А паренек один подарил за красивые глаза» - усмехнулась Леди Вамп. «Прохожий молодец?» - спросил с каменным лицом Чекисто. «Именно так!» - Леди Вамп залезла во флаер и оторвалась от земли.



С перекошенным судорогой лицом Чекисто смотрел как она удаляется ввысь. Внезапно с диким криком, он сорвал с плеча ружье…Взвод курка! Прицел! Выстрел…осечка. Еще выстрел…осечка.
С нечленораздельным мычанием Чекисто открыл магазин. Пусто. Хотя Чекисто мог поклясться, что лично заряжал его до отказа. Он всегда так делал после каждой стрельбы. Никогда не забывал…
Леди Вамп улетела. И лишь на земле остался отпечатанный ромб – след от ее флаера.



Двор Корчмы наполнился людьми. Суровые мужчины и статные женщины с презрением смотрели на двух проходимцев. Пристают к ребенку, стреляют в уважаемых людей…
С безумными глазами Чекисто и ПанцерФокс оглядели толпу. Они не боялись. Если нужно, они перебьют тут всех. Еще бы только знать что должно делать, а что нет…Без этого Чекисто убивать не мог.
Неожиданно к ним подошла Катя, Старшова брата меньшая дочь. «Хотите вернуть своего друга, дяденьки? Тогда принесите мне хомяка! Ой…я хотела сказать: спасите Папиных Дочек». Партизаны обалдело уставились на девчушку. Внезапно дрогнула земля…
К героям подскочил Фон Студент: « Не медлите, бойцы! Философ близко. Вы не справились с последним заданием, поэтому я не смогу отправиться с вами. Но вы сделали две трети…Я могу вам помочь советами. Первый: идите на северо-восток – там находится ситком Папины Дочки. Второй: спешите, бегите без отдыха! Злой колдун Смитти подарил Философу и его солдатам зелье, выпив которое, они могут идти в два раза быстрее, не чувствуя усталости. Прощайте, герои!»
Земля дрожала все сильнее. Чекисто дикими глазами оглянулся вокруг. Ему очень не хотелось уходить вот так, бросив товарищей. Но Долг давал ясно понять, что он должен делать. «В путь, ПанцерФокс, - обратился он к единственному соратнику. - Мы должны успеть!»

ДжакомоГрелли   Офлайн

Бот 1.0

 

15 апреля 2015 в 13:12   |   25

Сказка
(продолжение)

Четверо суток оставшиеся бойцы сопротивления шли по лесу, стараясь выиграть у Философа с армией хотя бы пару часов. Оба были опытные воины, и очень скоро стало ясно, что это им не удается. Который раз Чекисто ловил себя на мысли, что если с ними были бы Ромб со Срейзором, они бы не ушли от Корчмы и на пару километров – враги настигли бы их непременно. Великий воин и великий солдат умели ходить быстро и далеко. В походе они не отстали бы от едущей рысцой конницы. И того и другого товарищи по оружию часто называли «железными». И все же, становилось ясным, что ни на минуту не могут они оторваться от преследователей. Фора в несколько километров, которую они добились первоначальным яростным рывком, таяла час от часу. Чудом было уже то, что партизаны сумели так долго поддерживать примерно одинаковую дистанцию между собой, и солдатами, выпившими чудо-зелья, и идущими в два раза быстрее обычного безо всякой усталости. Чекисто понимал, что если даже им и удастся достичь Папиных Дочек раньше Философа, то они принесут армию вторжения на своих плечах.
…Чекисто и ПанцерФокс молча шли вперед. Сил и времени на разговоры не оставалось. Даже пищу они принимали на ходу, обрывая встреченные ягоды, или быстро поедая яблоко-дичку с затесавшейся в этом лесу дубов, вязов и елей яблони. И все же…все же дрожь земли была все ощутимее. А это значило только одно – Философ их догоняет.
«ПанцерФокс, - позвал соратника по оружию Чекисто, - нужно принимать решение».
«Какое решение, брат?» – задал лишний вопрос ПанцерФокс.
«Ты прекрасно понимаешь какое…Философа нужно остановить. Мы не имеем права привести его на наших плечах к Папиным Дочкам. Мы обязаны разделиться...» - Чекисто минуту помолчал, затем продолжил: «ПанцерФокс, ты великий воин. Я считаю тебя идеальным вариантом для успешного окончания нашей миссии. Поэтому, я постарюсь остановить врагов как можно дольше, а ты беги…беги к нашим друзьям. Защити папиных Дочек!»
«Что за чушь, командир! – преувеличенно бодрым голосом отозвался ПанцерФокс, - мы оба организуем армию и свернем Философу шею», - ПанцерФокс махнул рукой, как бы отгоняя предложение Чекисто, хотя он был слишком опытным воином, чтобы не понимать, что иного выхода, кроме предложенного командиром у них нет.
«Ты слишком опытный воин, ПанцерФокс, - твердо сказал Чекисто, - ты понимаешь, что иного выхода у нас нет». «Но почему остаешься ты? – закричал ПанцерФокс, теряя самообладание, - я остановлю Философа не хуже тебя!»
«У меня есть Долг. – спокойно сказал Чекисто, - если я пойду против него, то грош мне цена как бойцу. А Долг мне говорит, что, во-первых, командир не имеет право прикрываться рядовыми бойцами…» «ничего себе рядовыми, - с преувеличенной возмущенностью заорал ПанцерФокс, радуясь, что может хоть чем то возмутиться в страшной логике рассуждений Чекисто»
«А во-вторых, - невозмутимо продолжил Чекисто, - лучшей кандидатуры для завершения нашей миссии, чем ты не найти. Пойми, ПанцерФокс, не время для сантиментов. Надо просто выполнить свой долг и все. Или ты хочешь, чтобы последний ситком погиб? Рагнос уже сделал свой выбор…Валтариус, Срейзор, Ромб – наша цена за победу. Неужели мы, испытанные бойцы, дрогнем и погубим всю операцию из-за глупых сентиментальностей. Я остаюсь. Тебе идти дальше». Чекисто остановился. ПанцерФокс тоже. «Нет другого выхода, брат, ты это знаешь», - два великих воина смотрели друг на друга в последний раз.
…Чекисто шел навстречу Философу и его разбойникам. Дрожь земли все усиливалась. Он понимал, что идет на смерть, но это не огорчало – иного способа исполнить свой Долг не было. Потеряв две трети отряда, Чекисто чувствовал, что в его душе появилась незаживающая рана. Ведь все эти потери были неожиданны, их казалось, можно было избежать…Рагнос пожертвовал собой ради дела, и Чекисто не смог его остановить. Валтариус пропал на Мельнице…Лёка предупреждала, но он отнесся легкомысленно…У Ромба и Срейзора – вообще жуткая судьба, и Чекисто ничего не смог сделать!
Шелест огромных крыльев заставили его задрать голову. Огромная черная крылатая фигура летела к нему. Прямо перед Чекисто опустилась Леди Вамп с громадными черными крыльями за спиной. «Здравствуй, Чекисто», - сказала она…
«Уйди, ведьма, - сказал Чекисто, - я не хочу убивать женщину».



Леди Вамп засмеялась: «Я знаю, что это тебя бы не остановило».
«Тогда тем более, уходи, спасай свою шкуру, - сжал зубы Чекисто. – Кстати, Лёка говорила нам, что не умеет летать на крыльях. А ты вон как…И здесь обман?»
«Ну я же не Лёка, - усмехнулась Леди Вамп. – Она – валькирия, а я Вамп. Кроме того, мой Ромбик еше не обкатался, нельзя его еще гонять слишком много».
Где-то в глубине Чекисто раздался рык свирепого хищника. «После того, что ты сделала с Ромбом, я уничтожу тебя без всяких угрызений совести», - глаза его запылали ненавистью, что случалось так нечасто – никогда! Леди Вамп подошла к нему вплотную: Ты злишься, Чекистик», - она провела своим длинным, безупречной формы пальцем по его щеке. Чекисто отпрянул с отвращением.
«Вы проиграли, Чекисто, - печально произнесла Леди Вамп. – Философ со своей армией в двух шагах отсюда. Все, кто не относится к нашему лесу, все кого они СМОГУТ УВИДЕТЬ – все будут убиты. Ты с Панцерфоксом готовы на это. Но Ромб – не воин, он мыслитель. Зачем вы втянули его в эту кровавую бойню? В ней у него не было шансов уцелеть. Вы хоть оружием владеете, а он? Тебе не кажется, Чекистик, что это нечестно?»
«А Срейзор?» - играя желваками спросил угрюмо Чекисто. «Что Срейзор? Ты знаешь как ОНИ пытают пленных перед смертью? Ни ты, ни ПанцерФокс не издадите ни звука. Но не меряйте всех по себе».
«Лучше погибнуть под пытками, чем вот так…существовать» - глухо произнес Чекисто.
«Кому как, Чекистик, кому как. Я же сказала, не меряйте всех по себе».
Чекисто молчал. Он хотел спорить, яростно опровергать ядовитую ложь Леди Вамп. Но слова не шли на ум. В голове было пусто.
«Прощай, Чекисто! Желаю тебе удачи в твоем последнем бою», - улыбнулась Леди Вамп и взмахнула крыльями.
Чекисто остался один. Передовые отряды врага уже были в зоне видимости. «Вы проиграли, Чекисто», - ледяная тоска сжала сердце. «Все кончено? Они не справились?»
«Зачем ты веришь бесовской девке?» - спросил внутренний голос. «Долг, это ты?» - спросил Чекисто. «Да, это я. Я тебя не узнаю. Вспомни свой девиз, Чекисто: делай, что должно, и будь, что будет! Эта девка сказала, что вы проиграли. А я говорю, что она врет».
«Ее ложь очень похожа на правду», - проворчал Чекисто.
«Ты хочешь отказаться от меня?» - спросил Долг. «Наоборот, - ответил Чекисто, - всю жизнь у меня кроме тебя были сомнения. Я всегда должен был отгонять мысли, уводящие меня от тебя. В моем последнем бою, Долг, я хочу, чтобы со мной был только ты. Чтобы ни одна посторонняя мысль не замедлила скорость моей стрельбы».
«Хорошо, Чекисто, - сказал Долг, - у тебя остался только я».
…Передняя линия врагов тоже заметила его. Чекисто рванул ружье с плеча…
…Ружейная пальба сливалась в сплошную канонаду. ПанцерФокс шел вперед, но все его внимание, вся его суть устремилась назад, туда – к оставленному товарищу. Пальба выстрелов достигла невероятной скорости. ПанцерФокс в этом гуле различал отрывистые выстрелы ружья Чекисто. «Картечью бьет», - подумал ПанцерФокс. Он вспомнил, с какой устрашающей точностью и скоростью Чекисто управляется с ружьем и почти пожалел его врагов. Выстрелы продолжались уже четверть часа. Один, второй, третий…десятый…двадцатый…
«Значит еще живой», - улыбнулся в каком-то полубреду ПанцерФокс.
Выстрел…выстрел…выстрел… Живой…живой…живой…
Внезапно выстрелы прекратились. Тишина…
ПанцерФокс сжал зубы.

ДжакомоГрелли   Офлайн

Бот 1.0

 

21 апреля 2015 в 11:08   |   26

Сказка
(продолжение)

По узкой лесной тропинке шел одинокий путник. Сторонний наблюдатель ни за чтоне узнал бы в этом страннике прежнего ПанцерФокса. Сгорбленная фигура, тяжелая, спотыкающаяся походка – чувствовалось, что человек пережил и прошел через многое, но покоя так и не достиг. Земляная пыль густо осела на одеянии ПанцерФокса, так, что уже не было черного панциря и щеголеватой одежды – все превратилось в бесформенный балахон сероватого цвета. Пыль была также и на лице великого воина, и на его бороде и волосах. Отросшие, грязные – они переплелись между собой, образуя дикие кудлатые космы. В глазах героя прыгали искры безумия. Птица-синица из любопытства перелетала с дерева на дерево, следуя за одиноким партизаном по пятам. Великий воин смотрел невидящим взглядом вперед и что-то бормотал в такт шагов. Если бы птица-синица понимала человеческую речь, она бы услышала:

Нас шестеро,
Мы были силой вместе,
И дело есть
- И это дело чести!
Девиз наш: все за одного!
И в этом наш успех…

Путник споткнулся о корень дерева и растянулся на земле. С трудом поднялся, кряхтя и кашляя.

И вот когда
До цели – лишь немного,
Пять раз уж проклята моя дорога,
Девиз был: все за одного!
И в этом был успех…
Я оглянулся - никого…
И я – один за всех!

Да, ПанцерФокс находился не в лучшей своей форме. Он был разбит физически и психологически. С тех пор как он расстался с Чекисто, прошло трое суток. Отчаянные попытки выиграть время, хоть ненамного опередить врага были тщетны. Враг шел со скоростью вдвое превышающей скорость обычного человека, шел без отдыха и сна. А вот ПанцерФоксу нужен был отдых, и отчаянно нуждался он во сне. Четверо суток с Чекисто и трое суток без него он , можно сказать, не спал нормально. Сейчас ему приходилось идти втрое быстрее обычного походного шага, чтобы выиграть хоть немного форы у Философской армии. Чтобы за три-четыре часа получить право на пятнадцать минут полусна-полубреда. Когда истекали эти пятнадцать минут, тело отчаянно сопротивлялось подъему. Казалось даже пытка огнем не заставит его продолжать эту безумную гонку. Но ПанцерФокс был великим воином. Огня не требовалось, хватало одной воли…
Последние сутки он не мог идти быстрее врагов – дай Бог держался на равных. Но отдых и хотя бы какое-то подобие сна ему были необходимы. И каждый раз такой привал съедал расстояние между ним и захватчиками. Он чувствовал это по дрожи земли, все громче раздающейся за его спиной. Но поделать ничего не мог, так и дремал с подрагивающей от земного гула головой, проваливаясь в спасительное забытье. Итолько где-то в глуьине его мозга бодрствовал верный сторож – глашатай опасности, воспитанный годами бесчисленных сражений, схваток и смертоносных сюрприхов. Панцерфокс вскакивал, когда грохот казалось раздавался над самой его головой и продолжал свой путь, надеясь уже не выиграть время, а хотя бы не дать слишком сильно сократиться расстоянию между ним и Философом.
Он понимал, что эти надежды тщетны. Жертва Чекисто была напрасной - Философ и его армия неумолимо нагоняли ПанцерФокса. Их было много, они были вместе, спаянные одной жестокой целью.
А ПанцерФокс был один. Он честно пытался выполнить свой долг, быть достойным великого доверия Чекисто, не допустить, чтобы гибель его товарищей была бессмысленной. Но у него, похоже, не получалось. Воля его была на последнем издыхании, и не было никого, кто бы подбодрил его, показал пример словом и делом, выразил уверенность, что ему – ПанцерФоксу все по силам, ведь он – великий воин!
Он был один…

Он самый счастливый из нас,
Избранный Небесами!

вспомнилась ПанцерФоксу какая-то песенка. Перед глазами почему-то возник образ Дарьи, Мельниковой дочки.



При виде прекраснейшей из женщин ПанцерФокс инстинктивно распрямил спину, выпятил грудь вперед и молодцевато подкрутил пропыленные усы. Глаза сверкнули прежней лихостью.
«Так – гораздо лучше. – сказала Дарья, Мельникова дочка. – Что ты разнылся?»
ПанцерФокс не нашел достойного ответа и махнул неопределенно рукой. «Что ты руками машешь, можешь сказать нормально?» - спросила Дарья.
«Я один, я не справляюсь с моей миссией, мои друзья погибли», - наконец сформулировал ПанцерФокс.
Дарья, Мельникова дочка внимательно посмотрела на него: « А ты видел хоть одного своего друга мертвым?» - спросила она. ПанцерФокс хотел было возмутиться, но, задумавшись, понял, что ответ – «нет», ни одного из товарищей он не видел погибшим, но ведь это так очевидно…
«Ты не в том состоянии, чтобы говорить об очевидностях», - сказала Дарья, Мельникова дочка. «Ну же, боец, взбодрись!» Она подошла к ПанцерФоксу и поцеловала его. В щечку.
Феерверк вспыхнул в глазах великого воина! Все тревоги и опасения унеслись прочь! Чего ему бояться?!! Философа с армией? Да разве не стоял он, ПанцерФокс десятки раз перед сомкнутыми рядами врагов, ощетинившихся копьями, стремящимися убить его?!!
Конечно, он может погибнуть, но глупец тот, кто попробует испугать этим ПанцерФокса!
«Мне пора идти», - тихо сказала Дарья, Мельникова дочка.
Жестокая тоска железной рукавицей сжала сердце ПанцерФокса. «Не уходи, пожалуйста! – с отчаянной убедительностью крикнул он Дарье. – Мне так хорошо с тобой! Когда ты рядом – я непобедим! Останься, прошу тебя!»
Дарья, Мельникова дочка покачала головой. «Я не могу, я должна вернуться», - сказала она нежным голосом, в котором звучали мед и амброзия.
«К Валтариусу?» - ревниво воскликнул ПанцерФокс. « А это не твое дело», - золотыми колокольчиками засмеялась Дарья, Мельникова дочка. Внезапный порыв ветра швырнул пыль в глаза великого воина. Когда ПанцерФокс разлепил веки, рядом с ним никого не было…
…ПанцерФокс бежал…бежал изо-всех сил, которые давала ему вновь обретенная уверенность в себе. Но дрожание земли подсказывало ему, что враги догоняют. И вот, в светлую ночь, когда полная луна призрачным светом освещала все вокруг, ПанцерФокс, забравшись на пригорок, увидел вдали неясные темные фигуры – передовые цепи захватчиков, и понял, что идет медленнее солдат Философа. Измученное тело не выдавало уже той мощности, что требовалась для решающего рывка в 5-10 скоростей. Великий воин понял, что игра окончена. Он мог бы еще пол-часа-час убегать от судьбы, но смысла в этом не было. Лучше поберечь силы для последней битвы. ПанцерФокс не боялся. Бояться следовало его врагам. Единственное о чем он жалел, это то, что он не оправдал надежд Чекисто. Не жертвы своей жизнью ждал от товарища командир, не геройской смерти в яростной сече – а выполнения миссии отряда сопротивления, организации эффективной обороны папиных Дочек и полный разгром Философа с его бандами…
Но чего жалеть! Человек может лишь то, что может. Вполне вероятно, что Чекисто ошибся, что именно ему надо было остаться в живых для исполнения его Долга. А уж ПанцерФокс постарался бы утопить в собственной крови как можно больше философских собак…Но случилось как случилось. Последним остался он. Может быть, он не такой уж великий воин, раз не сумел выполнить последний приказ командира, но уж последнюю встречу с ПанцерФоксом враги запомнят навсегда!
…Дрогнуло марево воздуха в призрачном свете луны. ПанцерФокс посмотрел на эту круглую обманщицу, висящую прямо перед ним. Ветер стих, листья перестали шелестеть, ни один звук не доносился до последнего героя, время как будто остановилось.

Глаза ПанцерФокса, прикованные к огромной луне стали слезиться, но закрыться почему-то не могли. Ночное светило стало плавно менять цвет: из белого превратилось в желтое, а желтизна сменилась бешеным оранжевым цветом. И из этого струящегося оранжевого света на ПанцерФокса вышел великолепный, отчаянно рыжий лис…

ДжакомоГрелли   Офлайн

Бот 1.0

 

28 апреля 2015 в 18:37   |   27

Сказка
(продолжение)


«Привет, тезка», - сказал Лунный Лис.
«Здорово!» - секунду помедлив, отозвался ПанцерФокс. Он уже ничему не удивлялся. Душа великого воина подготовилась к Последней Битве, и странное создание вызывало скорее не потрясение, а легкую досаду: мешается там, где Жизнь и Смерть решают, кто в данный момент сильнее.
«Ты настоящий, или видение?» - спросил воин.
«Тебе не один хрен? – ответило дерзкое животное. – Нам дела надо делать, а не метафизические вопросы решать».
ПанцерФокс с интересом посмотрел на тезку. « И какие же мы дела будем делать? Враг перед нами. Все дела закончены, осталось только драться!»
«О враге не беспокойся, - невозмутимо заявил Лис ( разговаривает, надо же…). А если драться, то не тупо, а по-умному - так, чтобы победить».
ПанцерФокс посмотрел на видневшиеся вдали цепи Философской армии и с удивлением понял, что они больше не двигаются вперед. Застыли. И не только они: вся природа, казалось, замерла – активными остались лишь он и Лис. «Твои штучки?» - спросил он самозванного помощника. «Мои, – ответил тот. – Но это все ерунда – временная отсрочка. Фора тебе, может все же придумаешь, как победить. Ты ведь просил помощи…»
«Я?! – удивился ПанцерФокс, в душе понимая, что Лис прав. – Я просил помощи? Это когда же?» «Давай только не придуряться! – ощерился Лунный Лис. – Типа я не знаю, КОГДА так смотрят на полную луну. Только когда приперт к стенке…»



Великий воин хотел было еще возразить, но вдруг отчетливо понял, что занимается ерундой, что судьба дает ему хоть и призрачный, но шанс выполнить миссию отряда партизан, а не погибнуть без всякого толку, как бычок на бойне. Но сможет ли лис помочь ему?
«Не знаю, - отвечая на его мысли, сказал Лис, - не знаю…»

«Не знаю, Философ, не знаю, - сказал колдун, покачивая головой, - тебе надо быть очень осторожным». «Но ведь он остался один! – вскричал Философ, - разведка донесла, что следов только одна пара! Чем он может быть мне опасен?»
Философ в своем шатре держал совет о послtдней битве со своим помощником – колдуном Смитти. Он был полностью уверен в победе. Да! Переход по этому странному Лесу, где творится всякая чертовщина, где на каждом углу подстерегает засада, отнял у него половину армии – погибшими и дезертирами. Но разведка однозначно донесла, что из всего отряда сопротивления уцелел лишь один. Что он может против Философа и его головорезов? А этот пессимист и перестраховщик Смитти трясется, как осиновый лист, и пытается и его – Философа заразить своим страхом. «Послушай, Смитти, расслабься! Какой бы он ни был великий воин, но победить нас в одиночку - это невозможно!...»

«Это невозможно. Я не смогу перебить всех захватчиков. Единственное, что для меня остается – забрать как можно больше этих собак с собой!» - печально, но твердо сообщил ПанцерФокс Лису. «Или ты считаешь, что я смогу это сделать?»
Лис задумчиво потер лапой нос: «Рагнос задержал всю армию Философа на целый час. Чекисто тоже удалось притормозить этих разбойников…Чуть самого Философа не пристрелил…Давай прикинем (Лис сел в позу мыслителя): насколько ты круче Рагноса и Чекисто, чтобы не просто остановить на время, а уничтожить всех захватчиков?»
«Ну…, - смутился ПанцерФокс, - боюсь, что о подобной крутости говорить не приходиться. Я только надеюсь, что МОЙ Последний Бой я проведу не хуже…»
«Этого мало! - ворчливо отозвался Лис. – Значит, единственное на что мы можем надеяться, что ты остановишь врага не на час, а , скажем, на час и пять минут? Да и то если повезет…Гм-м-м…кроме того - есть не только Философские солдаты, но и сам Философ. Его тушу не пробьешь никаким оружием, а он к тому же носит латы, которые могут выдержать удар небольшого метеорита…Если бы его можно было убить, то Чекисто сделал бы это. Он и так почти достал его…Но, к сожалению и холодное и огнестрельное оружие тут бессильно. Убить Философа невозможно».



«Невозможно, Смитти! Эти латы пробить невозможно!. Даже без них для моей шкуры шпага этого оборванца – что слону дробина. Ну что ты хнычешь?»
«Не знаю, не знаю, - пожевав сморщенными губами пробормотал колдун, - нехорошие предчувствия гнетут меня. Да и луна какая зловещая…» «Это называется боевой советник?! – заорал Философ, - что ты гундишь, как старый маразматик?! Ничего другого не можешь придумать?»

«Ничего другого не могу придумать, - заявил ПанцерФокс, -нужно драться, другого пути нет. Но победить их всех я не смогу. Я и сам это знал, а ты только подтвердил мою уверенность. Уничтожить захватчиков в одиночку мне невозможно! И ничего сделать нельзя!!! Вот же ш ёперный театр!»
При последних словах великого воина, Лис, до этого сидевший в глубокой задумчивости, вдруг встрепенулся и внимательно посмотрел на героя. «Послушай, ПанцерФокс…вот смотрю я на тебя…а ведь у испанцев отношение сагиттального к дорсальному размеров черепа совершенно другие, чем у тебя…»



«Это, наверное, что дальние предки у меня русские», - сказал ПанцерФокс…
Лис вскочил на две лапы, шерсть на загривке встопорщилась, глаза горели победным огнем. :Что же ты раньше молчал об этом?! – заорал он, крутясь и подпрыгивая, как восторженный щенок. – Ты скрывал такие факты о себе!!!»
«А какое это имеет отношение к нашему делу?» - осторожно поинтересовался, не врубивший фишку ПанцерФокс.
«Какое имеет отношение?!! Какое отношение имеет!?! – Лис крутился волчком, совершал головокружительные прыжки и даже подтявкивал от восторга». Наконец он взял себя в лапы и присел на землю рядом с ПанцерФоксом. «Я сейчас объясню тебе какое это имеет отношение к нашему делу. Слушай меня внимательно…»

«Слушай меня внимательно, Философ, - сказал колдун, смотряна него в упор. – Я долго служил тебе и до сих пор все мои советы оказывались правильными, разве не так?»
«Так», -нехотяпроворчал Философ. «А если так, до послушайся моего совета и в этот раз. Я не знаю, как может тебе угрожать этот последний боец, но умоляю тебя внемли мне: если тебе придется столкнуться с этим негодяем лично, не уповай на силу. Вспомни, что ты – Философ! Сокруши его волю, заставь усомниться в победе. Желательно, чтобы он вообще не поднял на тебя свое оружие – только тогда ты одолеешь мерзавца. Иначе -он уничтожит тебя!» «Ладно, уговорил, проведу психологическую атаку»,- сказал Философ, стараясь не показать как его впечатлили слова колдуна, его горящие глаза и весь его облик, оказавшие на Философа гораздо большее впечатление , чем он того хотел…

«Так вот, слушай, великий воин ПанцерФокс», - торжественно проговорил Лис. «Ни ты, ни любой другой воин в мире не смогут уничтожить армию Философа и его самого в одиночку. Это просто невозможно. Нельзя и все тут. И я здесь бессилен. Но! Есть на свете таинственный народ. И есть у этого народа чудесный дар. Этот народ - русские. А дар состоит в следующем: в отличие от всех остальных жителей нашей планеты, если для русского что-то нельзя, но очень хочется...то – можно! Вот тебе нельзя в одиночку уничтожить захватчиков…» Лис замолчал, давая возможность великому воину осознать всю грандиозность открывшихся перспектив.
«Нельзя…, - пробормотал ПанцерФокс, - значит все-таки можно!» от радости слезы навернулись на глаза воина, но он не стыдился их…
«Если бы ты был чистокровным русским, ты бы завалил философа, не слезая с печи (это русское народное средство передвижения, ни у одного народа больше такого нет), - сказал Лис. – А так…боюсь, что тебе придется пойти на некоторые жертвы…».
«Да я готов! – закричал ПанцерФокс. – я готов жизнь отдать лишь бы исполнить нашу миссию!»
«Хорошо, - неожиданно печальным голосом ответил Лис. Раз так…тогда я расскажу тебе как ты сможешь победить в этой безнадежной для тебя битве…»
… «Ну что ж, я готов», - сумрачно сказал ПанцерФокс.
«Только знаешь что? – сказал Лис, - Лучше тебе все же принять бой не в лесу, где тебя могут окружить и подобраться незаметно, а там, где враги нападать на тебя смогут только с одной стороны. Лучшего места боя, чем каменный мост через бездну, ведущий в ситком Папины Дочки, не найти».
«Но до него же еще сутки ходу! Я не успею добежать. Солдаты Философа догонят меня. Они напились этого пойла и ходят со скоростью галопирующей конницы, причем без устали и отдыха».
«Успеешь, - сказал Лис, -Я тоже кое на что способен. Дай-ка я тебя укушу…»

Oz_The_Great_and_Powerful   Офлайн

Тыкается с коблухой

 

29 апреля 2015 в 00:00   |   28

Цитата
«Так вот, слушай, великий воин Моторола», - торжественно проговорил Лис. «Ни ты, ни любой другой воин в мире не смогут уничтожить армию Обамы и его самого в одиночку. Это просто невозможно. Нельзя и все тут. И я здесь бессилен. Но! Есть на свете таинственный народ. И есть у этого народа чудесный дар. Этот народ - кацапы. А дар состоит в следующем: в отличие от всех остальных жителей нашей планеты, если для кацапа что-то нельзя, но очень хочется...то – можно! Вот тебе нельзя в одиночку уничтожить захватчиков…» Лис замолчал, давая возможность великому воину осознать всю грандиозность открывшихся перспектив.
«Нельзя…, - пробормотал Моторола, - значит все-таки можно!» от радости слезы навернулись на глаза воина, но он не стыдился их…
«Если бы ты был чистокровным кацапом, ты бы завалил Обаму, не слезая с печи (это кацапское народное средство передвижения, ни у одного народа больше такого нет), - сказал Лис. – А так…боюсь, что тебе придется пойти на некоторые жертвы…».
«Да я готов! – закричал Моторола. – я готов жизнь отдать лишь бы исполнить нашу миссию!»
«Хорошо, - неожиданно печальным голосом ответил Лис. Раз так…тогда я расскажу тебе как ты сможешь победить в этой безнадежной для тебя битве…»


Я просто охуеваю от этого текста-откровения.

ДжакомоГрелли   Офлайн

Бот 1.0

 

29 апреля 2015 в 09:09   |   29

В 2010 году Россия была Россией, а не рашкой, а русские - русскими, а не позорным кацапьем.
Да и ПанцерФокс тогда был другим...

Макс   Офлайн

Умница

 

29 апреля 2015 в 12:10   |   30

Oz_The_Great_and_Powerful, помнится, ты удивлялся, кто читает это говно. Так вот кто =)

Oz_The_Great_and_Powerful   Офлайн

Тыкается с коблухой

 

29 апреля 2015 в 14:46   |   31

Россия была Россией, а не рашкой, а русские - русскими, а не позорным кацапьем.

Да нет, русские были теми же, просто чуть более наивными в отношении украинцев. Большинство даже всерьёз считали их братским народом.
И украинцы были теми ж, только не проявили ещё свою сущность так ярко.
Русские в Крыму знали украинцев хорошо, даже слишком хорошо, а русские в России не знали почти совсем.

ДжакомоГрелли   Офлайн

Бот 1.0

 

29 апреля 2015 в 17:51   |   32

Цитата Oz_The_Great_and_Powerful ()
Да нет, русские были теми же, просто чуть более наивными в отношении украинцев.


Конечно, это так. Например, немцы до Гитлера были теми же немцами: страной ученых, философов и добродушных бюргеров. И были они, конечно, очень еще наивными по отношению к славянам и к евреям. Во всяком случае никто, даже сами любители немецких колбасок не поверили, бы, что способны на то, на что они оказались способны.
Но пришло ИСКУШЕНИЕ: слабый (казалось бы) враг, легкость (казалось бы), с которой можно грабить других и убивать их миллионами, если они недовольны.
И самое главное: восхитительная БЕЗНАКАЗАННОСТЬ! Тоже тогда всем немецким народом казавшаяся всамделишней...

ДжакомоГрелли   Офлайн

Бот 1.0

 

09 мая 2015 в 17:15   |   33

Сказка
(продолжение)

ПанцерФокс бежал – не бежал – летел! В висках кровью стучало одно: «Успеть! Успеть!» Он едва чувствовал касания земли. Казалось еще чуть-чуть – и он воспарит в воздух. Великий воин не заметил как кончился Лес, как ландшафт сменился сначала на степной, затем на характерный предгорный. «Успеть! Успеть!» - пульсировало в венах. И очень скоро великий воин понял, что он успеет. На горизонте показались горы, а спустя несколько минут он увидел знаменитый грандиозный мост, ведущий в ситком Папины Дочки.
Панцерфокс сбавил шаг и решил отдохнуть перед решающей схваткой. Врагов не было видно, но дрожание земли на ровной поверхности распространялось гораздо дальше, чем в лесу, и герой знал – недолог час отдыха!
Последний партизан подошел к началу моста.. Грандиозное сооружение состояло из мрамора и кварца и представляло собой естественный горный перешеек. Лишь иногда, чуть-чуть искусная рука человека добавляла свое мастерство к природному шедевру.
Перед мостом расстилалась равнина, за ним – возвышался громадный и прекрасный горный хребет, утонувший своими многочисленными головами в молочно-белых облаках…



Страшный удар сотряс землю. ПанцерФокс оторвал взгляд от облаков и посмотрел на горизонт: вся армия захватчиков тучей надвигалась на него. Посередине – исполинской башней возвышалась страшная фигура Философа. ПанцерФокс ждал. Ждал не обреченно, не с веселым отчаянием человека, знающего, что победа невозможна и остается лишь героически погибнуть – нет! Великий воин в этой решающей битве намеревался победить! На иное он был не согласен. Или он победит – или все жертвы, весь героизм непокорных партизан были напрасны!
…»ПанцерФокс, ты родился великим воином, - сказал Лис, - и ты это доказал своей жизнью. Тебе едва за тридцать, но сколько сражений ты уже видел! В скольких битвах участвовал! Через сколько смертельных стычек и боев прошел! И всегда ты был победителем! Слава твоя прокатилась по земле, народы с благоговением и ужасом произносят твое имя. Ты сравнялся в военном искусстве с Ахиллом! Кто может похвастаться подобным?! За всю историю – лишь несколько человек: Геракл, Самсон, Рустам, Роланд, Илья Муромец…Хватит пальцев рук! Но Ахилл в твои годы был уже мертв. Тебе, ПанцерФокс, повезло больше. Тебе отмеряна и великая воинская слава и длинная жизнь, чего не было дано знаменитому мирмидонянину. Еще много десятков лет судьба бросала бы тебя в ужасные побоища, свирепые сражения, кровавые бои…И везде, и всегда ты бы побеждал! Но даже ты не всесилен на войне. Армию Философа ты одолеть в одиночку не сможешь. Тебе, испанцу остается лишь погибнуть героической смертью, если ты не отступишь, а ты не отступишь. Но благородное происхождение от таинственного народа руссов дает тебе право быть победителем и сейчас. Но право это ты можешь купить страшной ценой! В битве с философской армадой тебе, великий воин ПанцерФокс, нужно отказаться от десятилетий военной славы, побед и бесконечных выигранных сражений. Пусть все будущие военные успехи, весь твой будущий громадный опыт, все счастливые совпадения в будущем, которые будут оберегать тебя от смерти – пусть все это сконцентрируется в одной сегодняшней битве! Когда ты нанесешь удар – он будет не один, а тысячи!!! Тысячи смертельных ударов врагам, которые ты бы нанес в течении своей долгой жизни, от которой ты откажешься! Когда увернешься от стрелы и пули – ты сможешь увернуться от тысяч стрел, дротиков и пуль, сконцентрировав в один миг тысячи счастливых случайностей будущих боев, которые пройдут без тебя и весь воинский опыт и сноровку за все грядущие твои сражения, в которых ты уже не будешь участвовать. Ты будешь не самим собой – ПанцерФоксом, но армией в тысячи великих воинов, тысячи ПанцерФоксов, которые жили бы десятки лет, но которые отдадут их за единственную победу! А когда битва будет выиграна, ты, ПанцерФокс, будешь не великим воином, а восьмидесятилетним старцем, у которого все позади! Согласен ты на это, ради победы в этой единственной битве?»



«Ну что ж, я готов!» - глухо сказал ПанцерФокс и до белизны пальцев сжал рукоять своей шпаги.



Вражеская армия заполнила равнину перед мостом. Свирепые головорезы с жестокими лицами с удивлением смотрели на одинокую фигуру воина, преграждавшего им путь к мосту…Тихо стало над местом смерти. Ни звон доспехов, ни людской гомон, ни птичья трель не нарушали давящее молчание. Стих даже ветер. Воцарилась тишина…
Но лишь на одно мгновение! Дикий рев тысяч грубых глоток сотряс воздух, мечи ударили о щиты, небо потемнело от бесчисленных боевых кличей, будоражащих кровь, призывающих убивать…
Панцерфокс стоял и смотрел как полоска земли между ним и врагами затапливается людским вооруженным морем. Как гигантская волна бешеного прилива, враги бежали к ПанцерФоксу. Осталось двадцать метров…десять…пять…
Сшиблись!!!
Страшен был прилив, но он ударил в скалу! Не прошло и минуты, как людское море отхлынуло, оставляя на земле десятки и сотни неподвижных фигур. ПанцерФокс стоял перед мостом, и враги не могли обойти его ни с флангов, ни с тыла. Они могли нападать лишь в лоб. Лицом к лицу встречая свою смерть…



Откатившись, людское море еще не осознало, с чем ему пришлось столкнуться, это было чисто инстинктивное действо: так рука отдергивается назад, коснувшись раскаленного чайника, прежде, чем мозг осознает факт ожога…Людское море откатилось. И тогда ПанцерФокс пошел в атаку сам!
«Махнет мечом – улица, махнет второй раз – переулочек», - древние летописи сохранили обрывки воспоминаний о делах, подобных тому, что происходило сейчас на предгорной равнине перед мостом. Воины Философа видели перед собой не богатыря, не рыцаря, и даже не великого воина – на них в атаку шла сама смерть, выкашивающая целые ряды отборных солдат…
Свихнувшиеся от страха лучники, арбалетчики и егеря с винтовками, обрушили ливень стрел, болтов и пуль на фигуру, сеющую смерть, не слишком заботясь, что этот ливень накроет и своих – лишь бы ужасная фигура легла на землю и больше не встала!
Свои бойцы гибли сотнями, а для смерти смерти не было!
ПанцерФокс, смеясь, перерубал приближающиеся к нему стрелы, с легкостью уворачивался от пуль и арбалетных болтов и лишь некоторые смертоносные посылки на излете принимал на свой безупречный вороненый панцирь…
Парочку пуль он для смеха поймал зубами, и тогда враги не выдержали! Все, кто еще не пообщался вплотную со смертью, все уцелевшие солдаты Философа, от дикого страха ставшие просто сбродом испуганных беженцев – все бежали, бежали не оглядываясь, бросая оружие, сбрасывая латы – быстрее! быстрее!! быстрее!!! – как можно дальше оказаться от смерти, решившей открыться смертным во всей своей красе…



…ПанцерФокс склонился над пробегавшей рядом речушкой, чтобы умыть лицо, смыть с него пыль и смерть. Шпагу он не выпускал из рук: армия Философа бежала, но не бежал сам Философ!

ДжакомоГрелли   Офлайн

Бот 1.0

 

20 мая 2015 в 15:12   |   34

Сказка
(окончание)

«Я раздавлю эту букашку, а его шпагу использую как зубочистку! - орал Философ, старясь убедить и Смита и себя. – Или оставлю его в живых в качестве лакея-зубочиста. Такая честь только великому воину и подобает!»
«Нет, Философ, - ответил Смит, - он не будет своей шпагой ковыряться у тебя в зубах. Этой шпагой он будет тебя убивать».
«Так все серьезно?» - криво усмехнулся Философ. «О да!» - ответил колдун.
…«Знаешь что я тут подумал, ПанцерФокс? Допустим, ты победишь армию Философа. Но как быть с самим Философом?» - спросил задумчиво Лис. «Ну…не знаю…заколю его шпагой и дело с концом!» - неуверенно ответил великий воин, понимая, что все не так просто, и Лис не стал бы заострять на этом внимание, если бы сделать это было так легко.
«Нет, ПанцерФокс, ты не сможешь убить Философа своей шпагой. Какой она длины? Ну максимум метр…Таким оружием не пробить тушу этого великана даже без всякой защиты. А у него кроме того еще и латы, по крепости сравнимые с крепостной стеной. Нет, твое оружие слабовато будет для такого дела…»
«А вот здесь ты не прав, Лис! – воскликнул ПанцерФокс. – Ты не знаешь ЧТО это за шпага и как она ко мне попала!» «Ну так расскажи», - сказал Лис…
… «Ну так расскажи, как мне его одолеть, если он такой весь из себя крутыш?! - недовольно пробурчал Философ. - Если уж мой боевой молот не может помочь, то что сможет?» Смит задумчиво потер переносицу: «Он ведь рыцарь, - сказал он медленно, - а настоящие рыцари не могут убивать просто так ради забавы, или корысти. Не могут они поднимать оружие, если дело их неправое. Так вот и используй это. Заморочь ему голову! Представь черное белым, а белое – черным! Лиши его уверенности в правоте своей миссии. Пусть он потеряет нравственные ориентиры, запутается и перестанет понимать, что хорошо, а что плохо. Тогда он – беззащитен перед тобой!»
«Но как это сделать?!!» - вскричал великий завоеватель. «Кто из нас Философ?» - сурово нахмурился колдун…
…«Род мой восходит своими русскими корнями к Илье Муромцу – величайшему герою всех времен и народов. Лишь Геракл мог сравниться с ним по силе (ну может быть кое-кто еще), – начал свой рассказ ПанцерФокс. – В начале своей боевой карьеры Илья встретил на своем пути Святогора – из рода древних волотов. Философ по сравнению со Святогором – просто шпендик! Его даже земля не носила, и вынужден был он ездить по Святым Горам – отсюда и имя его. Мой предок Илья и Святогор сдружились. Долго ездили они стремя к стремени по горам, уничтожая всякую нечисть. А перед своей смертью Святогор передал Илье Муромцу меч-кладенец. Более мощного оружия тогда не было! С этим мечом можно было безбоязненно выходить против великанов и драконов в непробиваемой броне – все было под силу кладенцу. При условии, конечно, что владеет им – богатырь (это так называли на Руси великих воинов). Меч-кладенец передавался в нашем роду от отца к сыну, от сына к внуку. В скольких сражениях он участвовал – никто не сосчитает. Конечно, меч постепенно стачивался, и ко мне эта семейная реликвия попала уже в виде шпаги…»



Выслушав историю ПанцерФокса, Лис некоторое время сидел неподвижно, уставив взор в даль…Потом – резко вскочил на лапы. « Потрясающий народ эти русские! – воскликнул он. – Сколько слушаю про них, не устаю поражаться!..»
«Странно, что они до сих пор не захватили весь мир, - проговорил ПанцерФокс, - с таким то даром…» «Нет! – мотнул головой Лис. – Не завоюют. Каждому сильному народу вместе с определенным даром, дается еще и «антидар», не дающий ни одной нации подмять под себя всех остальных. По-моему это мудро. Вот и у русских: такой дар получили, что казалось бы, дальше некуда – невозможное делать возможным! Но в компенсацию получили они и два корректирующих антидара: распиндяйство и пиндобольство. Русские прекрасно знают об этих своих качествах, но сделать ничего не могут. Лишь иногда пиндобольство и распиндяйство сокращается у них, но это требует таких затрат энергии, что долго в таком режиме русские жить не могут. Но и за короткое время они успевают удивить мир! А потом живут, не напрягаясь, до следующего рывка…»
«Распиндяйство и пиндобольство…Какие страшные слова!» - пробормотал ПанцерФокс.
«Да, это страшно, - согласился Лис, - но не будем отвлекаться. Наша задача - завалить Философа. Если все, что ты мне рассказал -правда, то с этим проблем не должно возникнуть Единственно помни – ты сам сказал, что кладенец работает только в руках богатыря, ну или рыцаря по-нашему! Ты великий воин, но не умались душой перед решающим ударом. Пусть сердце будет твердо, и не будет в нем сомнений!»
«Да я, вроде не страдаю рефлексией… - непонимающе проговорил ПанцерФокс. – С чего у меня появятся сомнения в моей Главной Битве?»
«Будем надеяться, что это так», - сказал Лис и исчез.
…Армия Философа бежала, но не бежал сам Философ!



Огромный великан надвигался на ПанцерФокса. Земля дрожала под его ногами. Великий воин невольно сделал несколько шагов назад. Теперь он находился на мосту. На том мосту, который он не имел права позволить пройти Философу.
«Стой!» - приказал себе ПанцеФокс и остановился, приготовившись к схватке. Но его громадный враг тоже встал на месте.
«Здравствуй великий воин ПанцерФокс, - пророкотал великан. – Вот мы и встретились. Ты как будто не слишком рад этой встрече? Зачем ты схватился за шпагу? Я не собираюсь с тобой драться!» Философ демонстративно прицепил свой боевой молот на перевязь пояса и развел пустые ладони в стороны. «Я безоружен, ПанцерФокс. Хочешь, убей меня. Вот только как ты потом будешь смотреть в глаза собратьям-рыцарям, зная, что убил безоружного и безвинного. Я ведь ничего тебе плохого не сделал. И не собираюсь, - продолжал свою речь Философ».
«Зачем я слушаю этот бред?» – удивился себе ПанцерФокс. Но он успокоил себя, что может уничтожить врага в любой момент: шпага-кладенец не подведет, а рыцарь он известный – никакие слова не заставят его руку дрогнуть.
«Так за что же ты хочешь уничтожить меня, ПанцерФокс?» - спросил Философ вкрадчивым тоном.
«Ты убийца!» - твердо сказал великий воин и крепче сжал эфес, готовясь…
«А ты не убийца, ПанцерФокс? – засмеялся Философ и широким жестом указал на равнину, заваленную трупами его солдат. – Здесь нет никого, кого убил бы Я. Так кто же из нас убийца?»
«Дешевая разводка», - подумал ПанцерФокс. «Ты и эти люди пришли сюда как захватчики, - крикнул он Философу, - Поэтому и приняли смерть. Вина на вас: никто не звал вас сюда с оружием в руках!»
«Ты говоришь: захватчики, - спокойно сказал Философ, - а знаешь ли ты, что в завоеванных мной землях царят мир и порядок? Люди счастливы там!»
«Свежо предание! – хмыкнул ПанцерФокс, -да что-то слабо вериться».
«Твое дел верить или нет, - пожал плечами Философ, - но факт есть факт: там, где моя власть, нет ни проституции, ни нищих бродяг, ни наркотиков. Всех маргиналов мы уничтожили. Сколько людишек прибегали ко мне со слезами: пощади Философ, наш сыночка только раз попробовал наркотики, он больше не будет. Ага, не будет! Вот во что вериться с трудом! Но мы не поверили и ликвидировали весь этот человеческий мусор!»
«И этим ты хочешь доказать мне, что являешься благодетелем?» - презрительно крикнул ПанцерФокс.
«Погоди, не торопись, великий воин, - поднял руку Философ. – да, мы уничтожили сброд. Тебе не нравится? Но зато твою жену, возвращающуюся с работы теперь не пырнет ножом обдолбанный наркоман, которому не хватает на дозу. Ты готов обменять право твоей жены на жизнь, на право существовать дегенератам, которые сами отказались от своей жизни, но забирают иногда и чужие? А ведь у нас нет также и гомосексуалистов, ПанцерФокс! И ты можешь быть спокойным за своего сынишку – он не станет, геем, прельстившись модной гламурной тусовкой! Готов ты признать за извращенцами право на жизнь, зная, что они агрессивно проповедуют свое гадство, и даже детей усыновляют в свои «семьи»? Ну что ты молчишь, ПанцерФокс, ответь мне, где я не прав, в чем ты со мной не согласен?»
«Нельзя в рай загнать железной рукой!» - закричал ПанцерФокс. Ему стало становиться не по себе. Несколько раз ему пришлось отгонять предательские мысли, что возможно Философ прав, может такой правитель и нужен, чтобы избавиться от несовершенства мира?
«Нельзя загнать железной рукой в рай, говоришь? – усмехнулся Философ. – а что ТЫ ДЕЛАЕШЬ СЕЙЧАС, великий воин? Разве не уничтожил ты железной рукой тысячи моих воинов только потому, что посчитал, так будет лучше? Ты решил, что ради счастья Ситкомии нужно железной рукой убить тысячи людей! В чем же наше различие? Я не осуждаю тебя, ПанцерФокс, но подумай: может мы боремся за одно и то же? Может ты убивал не тех? Ведь мы же с тобой похожи, ПанцерФокс! Ты, как и я любишь порядок, ты, как и я возмущаешься либеральной швалью, защищающей отбросы общества за счет нормальных людей! Сколько раз, читая газеты о моей политике, ты говорил: Философ прав, я согласен с Философом, нельзя не признать правоту Философа? Спорю, что это было не один раз!..Так за что ты хочешь проткнуть меня шпагой, великий воин? За то, что я делал то, что ты сам в душе считал правильным, но не осмеливался признаться самому себе?»
Сердце ПанцерФокса пронзила острая боль. Он задыхался. Слова философа падали как капли яда в его душу, и там не оказалось панциря! Все меньше и меньше спасительных возражений мог придумать защитник моста в ответ на эту ментальную бомбардировку. Вся уверенность в своей правоте таяла как лед на распаренной ладони…
ПанцерФокс опустил руку со шпагой и ее острие лязгнуло о каменный мост. Какое право он имеет, чтобы бить шпагой Философа? С таким же успехом он может ударить себя…
«Яд! Яд! Это яд, берегись!» - шептали великому воину остатки его мировоззрения, его прежней уверенной в себе личности, но противоядия он найти не мог…
«Мы похожи ПанцерФокс, и должны быть союзниками», - Философ впервые за их беседу сделал шаг вперед и тоже оказался на мосту. «Ты, как и я – трезво смотришь на жизнь! - (еще шаг вперед). «Ты знаешь цену либеральным раздолбаям, которые кричат о демократических правах, но как только им хоть чуть-чуть прижмут хвост – тут же вопят о сильной руке власти» - (два шага вперед). « Ты реалист, ПанцерФокс, как и я! (шаг) Ручаюсь, у тебя нет розовых очков в твоем гардеробе! Как и у меня! У меня только черные! Нам нечего делить, ПанцерФокс! Мы оба понимаем, что этот мир спасут люди дела, как мы с тобой, а не романтические чистоплюи!» Философ сделал еще один шаг вперед по мосту и оказался прямо перед ПанцерФоксом. Горой возвышался он перед своим противником, казавшимся таким смехотворным в этом качестве: букашка против горы! (раздавить бы червяка, но нельзя! Ужасная шпага, шпага, что бьет как молния уже не поднята, но все еще в руке пигмея!)
ПанцерФокс чувствовал, что еще чуть-чуть и он упадет в обморок. Душа знала, что надо сопротивляться Философскому яду, но сил для сопротивления не было. Он с тоской поглядел на вершины горных пиков, виднеющиеся на горизонте, на облака-шапки, на лазурное небо – помощи ждать неоткуда. В решающей схватке Философ оказался сильнее…
«Все чистоплюи сдохли! Даже Рагнос, на что серьезный мужик был, а и он перед своей последней битвой лепетал что-то о Лучезарной Деве!» Философ как будто невзначай положил руку на рукоять боевого молота.
Лучезарная Дева! Рагнос видел ее, Чекисто видел ее! Я тоже хочу!!! (может все-таки стоило прикупить одну пару розовых очков?)
Если очень хочется – то можно: ПанцерФокс увидел Лучезарную Деву.



«NO PASARAN!» - закричал ПанцерФокс. «Что ты там лепечешь?» - недовольно хмыкнул Философ. «Не знает испанского, собака, - удовлетворенно подумал ПанцерФокс, - а туда же: я – это ты, ты – это я…Как я мог купиться?!!!»
«Ты не пройдешь!» - крикнул он и поднял вверх шпагу – и мощь была в его подъятой руке!
Философ понял, что проиграл. Философия дала осечку. Теперь вся надежда была на силу! С бешеным ревом он занес свой боевой молот над упрямой букашкой…
Шпага, что бьет быстрее молнии, ударила быстрее молнии - прямо в сердце. Философ сразу понял, что удар смертелен. Молот выпал у него из рук. Дикий предсмертный крик сотряс горы. По каменному мосту паучками побежали трещины.



Панцерфокс быстро отпрыгнул от места начинающегося разлома.
Древний мост наконец не выдержал: стотонная туша Философа рухнула в бездну…
Последнюю каплю своей жизни Философ потратил на месть: его длинный багровый язык обвил ноги ПанцерФокса. Великий воин ПанцерФокс! Даже ты не устоишь на ногах!
…Когда от страшного рывка Панцерфокс потерял равновесие, он не потерял своей шпаги. Извернувшись в воздухе, он в падении обрубил язык Философа. Извернувшись еще раз (ловкость ПанцерФокса беспредельна!), он сделал попытку ухватиться за край моста. У него еще был шанс дотянуться до обломка скалы, но для этого нужно было бросить шпагу. В тысячную долю секунды ПанцерФокс сделал свой выбор: величайший воин летел вслед за величайшим злодеем в пропасть…
Через несколько секунд рухнули остатки моста. Папины Дочки остались в сияющей вышине, навсегда недосягаемыми для других ситкомов.

ДжакомоГрелли   Офлайн

Бот 1.0

 

31 мая 2015 в 13:36   |   35

Сказка
(эпилог)

…Когда ПанцерФокс вошел в тронный зал, все пять королев были на своих местах.

ПанцерФокс посмотрел в центр и зажмурился: в центре сияло солнце!



ПанцерФокс открыл глаза и посмотрел в центр – в центре сидела Дарья, Мельникова дочка.

Он подошел к королеве и преклонил колено: «Приветствую тебя, прекраснейшая правительница!»
«Давай без этих церемоний! – сказала Дарья, показывая жестами ПанцерФоксу, чтобы тот поднялся с колена.

– Мы рады видеть тебя у нас. Присоединяйся к тусовке».

ПанцерФокс поднялся и с трудом отведя глаза от прекраснейшей девушки, обратился к парню, стоявшему рядом с Дарьей: «Привет, как дела?» «Здорово, ПанцерФокс, - ответил Валтариус, - у меня все супер!» «Не сомневаюсь усмехнулся ПанцерФокс» - герои обнялись. «Значит Валтариус не ошибся, когда пошел с Вами, Дарья?» - обратился герой к королеве. «Он просто не мог ошибиться! It,s impossible!» - заявила Дарья, Мельникова дочка.

«Послушайте, королева, - смущенно начал ПанцерФокс, не сочтите за дерзость, но что происходило с менее удачливыми поклонниками?» «Да приходилось пинками выпроваживать особо надоедливых. Кого только у нас на Мельнице не было! Последний раз до Валтариуса даже дворцовые курсанты наведывались из имперского командного училища. Вначале один – башковитый такой парень, потом другой – то ли Фосген, то ли Жарген - не помню точно.



А кроме них особо упорный оказался сынок работника цирка. Кстати и дед – тоже работник цирка, видимо это дало ему особое самомнение. Пришлось огорчить парня, хотя жалко его, конечно – охапками цветы таскал! Ну а для особо непонятливых выходил мой папа с топором и обещал всех кавалеров на муку смолоть! Я ведь папина дочка!» - немного застенчиво объяснила Дарья, Мельникова дочка.



«А как так получалось, что до Вашей Мельницы из любого места Леса было рукой подать?» - любопытству ПанцерФокса не было предела. «Что-то там вроде транспространственной стереоинтраскапии, - не очень уверенно сказала Дарья, - это ты лучше у моей напарницы спроси».
ПанцерФокс повернулся к королеве, сидевшей рядом на троне и остолбенел…
«Ну что же такая фрустрация на лице?» - засмеялась королева. ПанцерФокс впился глазами в ее лицо:

глубокие серые насмешливые глаза, копна каштановых волос, чуть заостренный носик… «Лёка?» - пролепетал он.
«Лиза. - представилась девушка. – Лиза Арзамасова.



Я родилась в соседней северной стране, в специальном закрытом городе, Арзамас 16 назывался. Там проводились биологические эксперименты.
Однажды произошел какой-то сбой, и родители от греха подальше увезли меня сюда.


Но с тех пор я могу превращаться хоть в бабу ягу,
хоть в ботаника,

хоть в валькирию…»


ПанцерФокс обалдело поклонился второй королеве и перевел взгляд на здоровенного парня, стоявшего рядом с Лизой. «Рагнос!» - ахнул он. Обнялись так, что хрустнули косточки. «Какими судьбами ты здесь?» - отдышавшись спросил ПанцерФокс товарища. «Я нашел свою судьбу. Лучшей пары мне не нужно!» – заявил Рагнос. «Ну да, - смущенно сказала Лиза, - роль валькирии наиболее сильно отразилась на мне. После этого мне до ужаса стали нравиться здоровенные военные…А Рагнос – самый здоровенный из всех!»

«Поздравляю!» - от души сказал ПанцерФокс.
«Да что там поздравлять! – вдруг вклинился в разговор мальчишеский голос. – Тили-тили-тесто жених и невеста!» - откуда-то из незаметной боковой двери выскочил мальчишка лет десяти.



«Так невежливо говорить, молодой джентльмен», - сказал удивленный такой бесцеремонностью ПанцерФокс.
«Ой, ты еще будешь меня учить, что правильно, а что нет! Не думаю, что у тебя ума на это хватит!» - презрительно крикнул наглый пацан.

«Ума у меня уж во всяком случае побольше, чем у тебя! И я знаю, когда бестолочам нужно ремня прописать!» - заявил задетый неуважительным тоном мальчишки ПанцерФокс.
«Ой-ой-ой, кто бы тут умом хвастался, школота недоученная! Может диспут устроим? Да куда тебе, ты же явно не блещешь интеллектом! Посмотри на свою рожу – не отягощена мыслями!» - с этими словами пацан насильно всучил ПанцерФоксу зеркало. Тот машинально заглянул в него…: молодой мужчина, не достигший и тридцати лет смотрел на него внимательными черными глазами. Одет он был в зеленый кафтан. Оружия никакого не было…



«Ха-ха-ха, глянул все же, значит сомневаешься в своей роже!» - захохотал несносный пацан. «Филипп, перестань сейчас же!» - одернула мальчишку Лиза. «Вы извините его, - сказала она ПанцерФоксу, - это мой братишка. Он на самом деле хороший мальчик. Вот только наглости бы поменьше!» – строго обратилась она к брату. «Но он действительно умный: все книжки перечитал, с учеными спорит. А ко всем новеньким пристает с философскими спорами. Его у нас прозвали философом за это».
«Да, я – философ, и горжусь этим!» - гордо сказал мальчишка.
«Ладно, философ, как-нибудь подискутируем», - усмехнулся ПанцерФокс.
«А других наших ты видел? – спросил его Рагнос. – Вон стоят».
ПанцерФокс обернулся и подошел к третьей королеве. Там были знакомые все лица. Ромб вместе с каким-то патлатым парнем стояли рядом с девушкой на троне. У третьей королевы были черная одежда, черные волосы, черный лак на ногтях…



«Леди Вамп!!!» - выдохнул ПанцерФокс. «Настена я», - смущенно наклонила голову королева.

Какие-то бубнящие звуки привлекли внимание ПанцерФокса. Возле трона Насти стояли на коленях два человека. Один был похож на индуса, другой – то ли на китайца, то ли на японца. Оба воздевали руки вверх и пели странные слова: «Сива Ева! Сива Ева! Сива Ева!»
«Что здесь происходит?» - спросил ПанцерФокс у королевы. «Ой, глупая история, - махнула рукой Настена, - понимаете, у нас был праздник – Хэллоуин. Ну все намазались соответствующим образом: кто в вампира, кто в вурдалака…Я выбрала образ богини смерти. Все было весело, пока не появились эти ненормальные! Один из них – индус, подбежал ко мне и стал орать, что я – вылитый бог Шива (по-моему это один из главнейших богов в индуизме).
Он орал и скакал вокруг меня, как ненормальный. Шива!Шива!.. Я сказала ему, что вообще-то я – христианка, а во-вторых я – девушка, а этот их Шива - все-же мужчина! Думаете он отстал от меня? Куда там! Он придумал как ему кажется гениальный ход: стал называть меня Шива Ева. Тем самым, как он говорит, он подчеркивает, что я –девушка и христианка, ну не бред ли! А потом к нему присоединился еще этот полоумный японец, и теперь хоть пинками их отгоняй от трона…»
«А почему они говорят Сива Ева, а не Шива Ева?» - спросил заинтригованнй ПанцерФокс.
«Понимаете, - смущенно сказала Настена, - мой поклонник( она кивнула на патлатого парня, стоявшего рядом с Ромбом) Энди Флаер, когда я ему пожаловалась как-то на этого индуса, заехал ему в зубы и к сожалению один зуб выбил…Так неудобно получилось. Но Индус не обиделся, сказал что за честь, когда Шива Ева – рядом с ним, он готов отдать сколько угодно зубов…Только он теперь не выговаривает звук Ш, произносит вместо этого С. Вот я и стала – Сива Ева!

«А тому, что Ромб зуб выбил» - еле сдерживал смех ПанцерФокс, кивнув на коленопреклоненного японца. «Нет, товарищ, дело не в этом, - раздался до боли знакомый голос, - дело в том, что у японцев нет звуков Ш и С. Поэтому их слова на другие языки переводят некорректно, например: говорят каратэ Шотокан и каратэ Сетокан, митсубиси и митсубиши, тэйсе и тэйшо и так далее. Более менее аналогом их звука может служить наш звук в начале слова Химия».
«Чекисто!!!» - заорал ПанцерФокс и бросился в объятия друга. К ним присоединился и Ромб…
После того как радостные вопли, расспросы и рассказы несколько поутихли ПанцерФокс спросил Ромба: «А тебе я вижу понравился укус в шею?» - и оба бывших партизана захохотали…
«К сожалению не только мне одному», - хмуро ответил Ромб и кивнул на патлатого Энди Флаера. «А Настена все не может выбрать их нас двоих…»

«Послушай, значит все живы! – воскликнул ПанцерФокс. – А где же Срейзор?»
«Конечно у Пуговки», - сказал Чекисто и они вместе пошли к четвертой королеве.
Четвертая королева, катя, Старшова брата меньшая дочка сидела не на троне, а на пуфике вместе с большим коричневым медведем…

«Приветствуем тебя, королева», - склонили головы друзья. «Привет, дяденьки, - беззаботно махнула им рукой Пуговка-Катя, - не мешайте мне, видите я играю!»
ПанцерФокс и Чекисто смущенно переминались с нога на ногу, покашливая и покряхтывая…
«Ну говорите уж, что надо?» - смилостивилась над ними Пуговка-королева.
«Послушай, Катя…а почему так-то?» - выдавил из себя наконец ПанцерФокс.
«Не поняла, как это так-то?» – удивленно повернулась к нему Пуговка.
«Я имею в виду, что все здесь счастливы, все живы и здоровы, а Срейзор…почему он до сих пор медведь? Почему ты не превратила его обратно?»
«А смысл? – спросила Катя, Старшова брата меньшая дочь. – Может быть лет через десять…»

Друзья молчали, пораженные ответом, и вдруг оба поняли, что так действительно лучше…
«Как же здесь хорошо! – воскликнул ПанцерФокс. – Как будто все мечты сбываются! Еще бы нам встретилась Лучезарная Дева Мира…»
«Мирка, что ли? – спросила Пуговка. – Да вон она, как всегда в толпе поклонников!»
Друзья резко обернулись…
Пятую королеву не было видно из-за плотной толпы мужчин, окружившей трон.

Но тем ярче светили лучи света как от жар-птицы. Друзья протолкались через заслон мужских тел прямо к трону. Лучезарная Дева Мира была прекрасна…


«Пожалуй я здесь останусь», - шепнул Чекисто ПанцерФоксу.
«О, новенькие! – воскликнула прекрасная Мира.

– Идите сюда, давайте знакомиться!»
Друзья подошли к Мире и склонились перед прекрасной девой. «Я – Чекисто», - с достоинством произнес Чекисто. «А я – ПанцерФокс», - не менее достойно представился ПанцерФокс. «А я – Мира Карпович», - улыбнулась Прекрасная Лучезарная Дева.

«А почему Карпович?» - задал не самый умный вопрос в своей жизни ПанцерФокс.
«Я думаю, потому, что папа у меня – Карпович»,- немного удивленно усмехнулась Мира.

«Блин, не тупи, ПанцерФокс», - мысленно тюкнул себя по голове ПанцерФокс. Как же хорошо здесь! Нет зла, все друзья живы, вокруг только прекрасное ( проигнорируем чересчур умного пацана). Какое благодатное княжество…
Ледяная рука схватила ПанцерФокса за сердце. Княжество? Но ведь здесь королевы!!! Все с разными фамилиями!!! Черный страх стал биться в душу предлагая герою на выбор: панику или ужас. Но нет! Есть тот, кто прогонит морок! Тот, кто прям и честен, кого не собьют с толку никакие непонятки и заморочки. Тот, кто поможет ПанцерФоксу вновь стать своим в этом мире!
Чекисто!
Кое-как откланявшись, ПанцерФокс дернул друга за руку и оттащил его за спины поклонников Лучезарной Девы. Потащил его в закуток…
«В чем дело, ПанцерФокс? Ты с ума сошел!» - недовольно сказал Чекисто.
«Чекисто! Чекисто!!! Что за хрень происходит?!! Ведь это не ситком Папины Дочки!» - шепотом заорал ПанцерФокс.
«Почему же?» - удивился Чекисто. Его лицо в полумраке выглядело нечетко, странно расплывчато…
«Да потому, что ситком – это княжество,
а здесь – королевы!»

- гнул свое ПанцерФокс, удивляясь, что случилось с проницательностью его друга.
«Хм, похоже на то», - сказал Чекисто. Расплывчатость его лица усилилась.
«Кроме того, Папины Дочки – сестры,

а здесь у каждой королевы свой папа!» - уже в голос орал ПанцерФокс, стараясь успеть…
«Похоже ты прав», - сказал Чекисто. Лицо его почти потеряло форму, расплываться стала также и фигура.
«Чекисто, где я!!!» - отчаянно закричал ПанцерФокс.
Пушистый белый цыпленок пожал плечами…



Конец

Oz_The_Great_and_Powerful   Офлайн

Тыкается с коблухой

 

21 июня 2015 в 14:47   |   36

Пост-эпилог.

Дамы и господа! Его величество, Король Ситкомии, Сергей Васнецов! - раздался вдруг чей-то торжественный голос.
Все обернулись в сторону входа, откуда появился Он.

- Добрый день. Я король, - как-то слишком просто сказал сериальный Папа. - Тиран, деспот, страшный человек. Коварен, капризен, злопамятен. И самое главное - не я в этом виноват. Предки...

Дочки и их кавалеры дружно засмеялись - они то уже знали этот прикол сериального Папы, который иногда смеха ради читал монолог своего настоящего отца.

- Ну а теперь, я хочу к вам всем... - он сделал паузу, - серьёзно обратиться. Дело в том, дети мои, что я ухожу.
- Ка-а-к? - спросили сразу несколько голосов разочарованно.
- А вот так. Улетаю... куда там я улетаю? В Красноярск, Уренгой, Нижневартовск, да хоть в Южно-Сахалинск. Короче, у меня много-много планов. И поэтому у вас теперь будет править...
- Опять Мама? - радостно догадалась Мирослава.
- Нет, Машенька, у Ситкомии теперь будет другой король.
- Не может быть! - воскликнула Елизавета, - ведь у нас не может быть другого короля, это не по правилам сериалов.
- Может, Галя. А ещё, - добавил Папа, - ведь все сериалы иногда зыкрываются. И наш, тоже.
- Как жаль - всхлипнула Пуговка.
- А мне не жаль - снова ответил Папа. Я не хочу всю свою жизнь быть одиним и тем же Папой Васнецовым. Так что новости будут такие: наш сериал скоро закроют, девочки мои. А у Ситкомии будет другой король.
- И кто же это? - спросила Даша, Мельникова дочка.
- Король Артур, - так его зовут, Женя. Имя вполне королевское, очень подходящее.
- Король Артур! Ух ты! - Дарья произнесла эти слова, как показалось Валтариусу, с каким-то непонятным возбуждением. Ей видимо не терпелось посмотеть на короля Артура и поскорее познакомиться с ним.
- Скоро он будет здесь, очень скоро, - сказал Папа. Он приехал сегодня утром, колесницей из Адлера, под номером шесть. Я распорядился встретить его, и сейчас он уже едет к нам.
"Утро... Адлер... шестой вагон" - что-то неожиданно закрутилось в голове у Валтариуса. Где-то он уже это слышал. А может наоборот, говорил сам. Говорил, да точно, говорил! Только что было дальше?
- Ну так, на чём мы остановились, Владимир - голос Дарьи, Мельниковой дочки, вывел Валтариуса из тяжёлых раздумий.
- Да, на чём? Я забыл, напомните, о Принцесса!
- Вы вроде хотели мне рассказать историю о том, как вы победили какого-то злого тролля, или волшебника, или что-то вроде того.
- Ах, да, я хотел вам рассказать, о Прекрасная Принцесса, как я победил Великого и Ужасного Оза. Я пронзил его вот этим самым мечом на площади у Курского вокзала, хоть это был и неравный бой. Он был там не один, но я оказался...
- Постойте, Владимир, но мне кажется, что вы привираете. Никакого Оза вы не побеждали, и даже вряд ли виделись с ним.
- Я побеждал! - воскликнул слегка огорошенный таким поворотом Валтариус.
- А я видела Оза вчера, по телевизору. По-моему он в полном порядке, а не пронзён никаким мечом.
Валтариус не знал что ответить. Но ему отчасти повезло, что думать над ответом долго не пришлось.
- Дамы, и господа, новый король ситкомии прибыл! Встречайте Короля Артура!
Заиграли фанфары, послышались крики "Ура! Король Артур прибыл! Слава Королю Артуру!" и в залу в сопровождении свиты вошёл невысокий носатый человек в королевской мантии. Всеобщее внимание тут же было обращено к нему.
Дарья, Мельникова дочка, словно забыв о своём собеседнике, смотрела во все глаза на нового короля Ситкомии и кричала вместе со всеми.
- Ну так вот, Дарья, - нашёлся наконец Валтариус, дело в том что...
- А, что? - переспросила не оборачиваясь, Дарья словно не слышала его слов.
- Я хотел дорассказать историю.
- Да подождите вы, дайте мне познакомиться с королём. Он... та-а-кой милый!

Больше она ему ничего не говорила в этот день. Да и в последующие, тоже.

ДжакомоГрелли   Офлайн

Бот 1.0

 

21 июня 2015 в 15:11   |   37

Сач э пити стори.

Oz_The_Great_and_Powerful   Офлайн

Тыкается с коблухой

 

21 июня 2015 в 22:23   |   38

Ноу, зис стори из вери фанни, нот джаст пити.Ай лайк ит вери мач.

ДжакомоГрелли   Офлайн

Бот 1.0

 

21 июня 2015 в 22:31   |   39

Ай ноу.

Oz_The_Great_and_Powerful   Офлайн

Тыкается с коблухой

 

02 июля 2015 в 12:52   |   40

А я тут понял, что у тебя вся жизнь - одна большая пити стори.
Обещал переехать В Москву - не переехал,
Хотел на Дарье не жениться - не женился.
Обещал меня какой-то страшной карой покарать - не покарал,
"Один день из жизни Максима" не написал, с Куличек отправлен нахуй, да ещё и пиздов возле дома получил.
Классический неудачник-лох. Всё что ни обещал - всё зафэйлил.
Надо бы тебе какой-нибудь тренинг успешности что ли прости.

ДжакомоГрелли   Офлайн

Бот 1.0

 

02 июля 2015 в 13:03   |   41

Опущенный сережа волков, новедь это не я от ужасающей безысходности и бессмысленности своего существования заявлял, что "перестану небо коптить" в 40 лет)))
П.С. озя, по твоим постам ясно видно, в какой ты депрессии. И не видишь ты оттуда выхода. Судьба твоя - скатывание в алкоголизм.

Oz_The_Great_and_Powerful   Офлайн

Тыкается с коблухой

 

02 июля 2015 в 13:31   |   42

Петух, а ведь твоему обещанию уже 4-й год идёт.
А ты не то что меня, даже Васю Петрова не накажешь, который с тобой на одной улице живёт.
Нормальный пацан, если его избили толпой, зовёт свою толпу на новую стрелку и разбирается с обидчиками при помощи друзей. Но у тебя их судя по всему нет, поэтому и меня ты тоже не накажешь. Всё просто.

Зато я вот тебе уже разок пиздюли организовал. Ты конечно сам постарался их заработать, но спровоцировал тебя я, и вполне сознательно. Так кто из нас неудачник?

ДжакомоГрелли   Офлайн

Бот 1.0

 

02 июля 2015 в 14:07   |   43

Опущенный, неудачник - это ты. И самое главное: ты смирился с этой участью. Иначе не стал бы перечислять то, что и сам не смог сделать. Ты - суперлузер. Как тот вывалянный в грязи человек, который уже не боится, что на него выплеснут пригоршню грязи, ибо какая разница? Вываляный в грязи уже не станет грязней.
Опущенный сережа волков, ты понял, о чем я говорю, или это для тебя слишком сложно? Я постараюсь объяснить.
На куличках, ты во всеуслышание недвусмысленно и безальтернативно заявил, что твоя жизнь - говно. только, если жизнь - абсолютное говно, у человека появляются мысли о самоубийстве. Ты заявил, что, если жизнь твоя радкикально не изменится, ты готов прекратить "коптить небо" в 40 лет. Неважно, что ты - трус, и никогда не исполнишь это обещание, важно то, что жизнь твоя настолько невдалая, что ты об этом уже, не стесняясь, пишешь. И вот, "вывалявшись в своих неудачах", ты начинаешь перечислять "неудачи" другого человека, не боясь, что все тобой перечисленное, относится и к тебе. И на Даше ты не только не женился, но даже и не поговорил с Ней. Даже увидел Ее вживую ты лишь по моей личной прихоти. До этого годами у тебя это не получалось. Твоему обещанию найти меня и сделать инвалидом и тому подобное , тоже 4-й год идет. При этом ты заявлял, что найдешь меня обязательно, вне зависимости от того, буду ли я тебя искать или нет. Но ты - трус, и с тебя справедливо ржут на куличках, подкалывая привычно "Курским вокзалом". Ты и дрища Йоруна обещал избить, если встретишь его возле Щепки. Но Йорун, в отличие от тебя, оказался не трусом, и встретил тебя и пошел прямо к тебе именно возле Щепки))) И что? Ты не только не побил его, как обещал, ты стал отнекиваться от своего имени, и ДАЖЕ собственноязычно отказался от Даши. Экий ты трусишка. Уж Йорун то безопасен, как божья коровка, а ты и его зассал))) Скажи спасибо Йоруну, что он удалил то видео с тобой. иначе количество позора на твою голову удвоилось бы. Впрочем, для человека, бесконечно опозоренного, удвоение бесконечности не имеет принципиальной разницы.
Ты и Жаринову грозил разбить табло при встрече. Уверял его, что за такие слова, какие он неоднократно позволил по отношению к тебе (то, что ты - соешь хуй, что ты - говно, что ты - мудак и тыкаешься с коблухой), серьезные люди его накажут. И что? Вы с ним встретились, и в мире появилось еще одно позорное для тебя (на куличках согласны) видео, где он опять же в лицо называет тебя пидором. И он оказался не наказан. т.е. ты не только свое обещание не сдержал, но и признал себя не принадлежащим к числу "серьезных людей".
Работу свою, ты, судя по всему, тоже не любишь, иначе не грозился бы самоубиться в 40 лет. Я же занимаюсь тем, что мне нравится. "Один день из жизни..." я не написал, потому что расхотелось писать это, ситуация закончилась. Зато я написал много других великолепных повестей, которые принесли мне славу и похвалы на СТС форуме. И которые ты сам прочел от корки до корки)))
На куличках меня забанили, потому что я разговариваю с кацапами на том же языке, которым они отзываются об украинцах. Тебя же не забанили, и ты там являешься эталоном пиздобольства. А так же ты стал причиной появления крылатых выражений: "включать одиоза", "одиозить", "пиздобольство силой в один одиоз". Возможно, тебе, лузеру, такое положение дел даже льстит)))

П.с. Что касается васи петрова- то это дело житейское: разошлись во мнениях, назначили стрелку, встретились, набили рожу. Ты, например, Опущенный сережа, никогда на стрелки не появляешься в силу своей трусости. Ни со мной, ни со стояном. А встретившись лицом к лицу с Жариновым и Йоруном (обоим ты обещал при встрече набить ебало), ты повел себя достаточно позорно.
А то, что я оказался один против пятерых, поверив в договор встретиться один на один - ну так мой косяк и моя глупость. впредь умнее буду. Зато я не побежал от толпы противников и проиграл пятерым, в том числе челу как минимум на 30 кг тяжелее меня. Но я как высказывал свое мнение об опущенных кацапах, так и продолжил это делать. Те же двое из пяти, которых я знаю по именам, затихарились в соцсетях и на телефоны не отвечают. Найду - постараюсь реванш устроить и наказать за подлость. Вот. Мне жить интересно, озя, в отличие, по-видимому, от тебя.

Oz_The_Great_and_Powerful   Офлайн

Тыкается с коблухой

 

02 июля 2015 в 16:02   |   44

Тебя, пидрила. выставили за порог с Куличек, потому что ты полнейший мудак, и вёл там себя соответственно этому статусу. Ни один мембер о тебе хорошего не сказал.
А мембер одиоз интересен многим людям, даже наверное большинству Куличей, которые любят меня читать.
И я всё время подчёркиваю, что одиоз это не С.Волков, у него другой немного характер и стиль поведения.
И я не считаю что ценность мембера на форуме в том чтобы выполнять все дурацкие обещания. Обещания надо выполнять в жизни, в делах, работе - там, где это важно и там где не выполнив обязательство ты доставишь неприятности другим людям или "кинешь" человека. В реальной жизни я не кидало, и всегда выполняю, то, что пообещал.
А мембер форума - это прежде всего интересный и неординарный собеседник со своими интересными мыслями. Этого у меня не отнять, за это и любим. В отлчичие от тебя, отвергнутого всеми куличковцами.

ДжакомоГрелли   Офлайн

Бот 1.0

 

02 июля 2015 в 18:17   |   45

Опущенный сережа волков, ты пиздишь люто, видимо твоя шлюха мамаша гены пиздлявые такие тебе передала.
На куличках есть акелко, есть фиделко - два абсолютных и непререкаемых мудака. Тем не менее их не банят, и тебя не поддерживают в твоем стремлении их забанить. Некоторые даже говорят, что они - нормальные люди, что явная ложь. Все это говорит о том, что на куличках не банят за то, что ты мудак. а меня там забанили, я повторяю, за то, что я с охуевшим кацапьем разговариваю на том же языке, на котором оно отзывается об украинцах. высивиг и дяд л тоже поддерживают украинцев, но они не смеют говорить с вами на вашем языке. Всякое говно, их оскорбляет в одни ворота, безответно. поэтому их на забанили.
Ты же, Опущенный сережа волков, не любимчик форума, а его клоун и всемипризнанный пиздобол. Эталонной пиздобол, чьим именем называют пиздобольство вообще, и сам стиль поведения, основанного на пиздобольстве. Так что, не смеши заявлениями, что ты честный человек. И мембер форума ты такой же, какой и человек - говно и пиздобол. На куличках ты не смог заиметь НИ ОДНОй поддержки в твоей брьбе с абсолютными мудаками акелой и фиделой. Ты не уважаем на форуме, как не уважаем ты в жизни. Приближается вечер, и ты, лузер сережа, уже можешь протереть носовым платком свой стакан)))

Макс   Офлайн

Умница

 

03 июля 2015 в 17:14   |   46

прочитал последнюю строчку. где бы мне найти стакан?.. вернее, с кем бы его разделить?.. вернее, хуй кому мой стакан, у кого же свой есть?..

ДжакомоГрелли   Офлайн

Бот 1.0

 

03 июля 2015 в 17:23   |   47

Макс, ну вот и скорешись с озей. в одном городе живете. Уже бы давно друзьями стали. Жаринов далеко, а озя - вот он, под боком.

Bermakle   Офлайн

 

 

16 февраля 2017 в 23:25   |   48

Владелец http://healbio.ru/ лох.

Gentov   Офлайн

 

 

02 марта 2017 в 11:27   |   49

Админ сайта http://prosmibank.ru/ идиот! Не работайте с ним.

Kavelwar   Офлайн

 

 

10 марта 2017 в 23:01   |   50

Купил 4 года назад по одной вечной ссылке на сайте http://menetie.ru/ и http://housemilan.ru/ - спустя 4 года что я вижу: первый сайт вообще прекратил свое существование, вместо сайта где покупалась ссылка появился каталог говнорефератов. Второй сайт работает как и работал, но вечная ссылка снята. Не рекомендую никому иметь дело с владельцами этих сайтов.

Форум » Личные комнаты » Мельница » Сказка (правдивая история)
Страница 1 из 11
Поиск:
© 2007—2017 Вадим Жаринов, Сергей Чернов, Марсель Гайфуллин. Поиск. Хостинг от uCoz. 18+